Заключение

Процесс становления социальной помощи в России – явление длительного характера. Он пока не имеет своего исторического завершения и оформления. Складывающаяся парадигма помощи и поддержки нуждающимся представляет собой сложную совокупность исторических общественных форм защиты и учений, традиций и обычаев, законов и индивидуальных иррациональных действий и поступков. [4]

Система призрения получила целостное оформление и развитие в эпоху императорской России. Именное тогда государственное призрение стало важным фактором функционирования всей сферы социальной помощи, усиления ее организационного начала. Однако в тот исторический период оно не было главным компонентом системы социальной помощи. Определяющая роль здесь принадлежала общественному призрению, субъектами которого являлись церковь, крестьянские общины, органы местного самоуправления (земства, городские думы, управы) и др.

Система государственного призрения, существовавшая в России с петровской эпохи до начала ХХ в., была ориентирована на оказание социальной помощи и поддержки нуждающимся слоям населения. Среди ее основных компонентов можно выделить:

- деятельность государства по увеличению числа богаделен-госпиталей, работных домов, сиротских приютов;

- государственное обеспечение функционирования приказов общественного призрения;

- организацию общественных работ;

- социальное обеспечение отставных чиновников, военнослужащих и их семей;

- формирование правовых и организационных основ социального страхования и др. [5]

Таким образом, постепенно складываются новые институты, формы помощи и поддержки нуждающегося населения. Россия стремится перенять европейский опыт системы призрения и воспитания различных категорий нуждающихся. Формирование новых институтов призрения осуществляется за счет разрушения прежних: приходской и монастырской систем помощи.

Общественное призрение начинает складываться в определенную систему со своими светскими институтами, специальным законодательством, регулирующим деятельность не только приказов общественного призрения, но и благотворительную деятельность в обществе среди призреваемых – инвалиды, беспризорные дети, увечные воины, слепые, глухие и т.д.

Намечаются меры по решению проблем социальной патологии. Усиливается борьба с проституцией, профессиональным нищенством, детской безнадзорностью. Этот пласт проблем становится неотъемлемой частью общественного призрения, что, в свою очередь, расширяет практику помощи и поддержки, вносит в нее элементы профессионально-деятельных подходов. [1]

Мы с уверенностью можем сказать, что в I четверти XVIII в. реформами Петра I в области общественного призрения, было положено начало не только для развития последующих этапов благотворительности, но и формирование социальных технологий, таких как: социальные адаптация, реабилитация, коррекция, экспертиза, прогнозирование, посредничество, консультирование, обеспечение, опека и попечительство.

Однако многие реформы Петра I проводились варварскими методами и до предела обострили конфликт между государством и обществом. Демократизация политической жизни не была осуществлена. Русский абсолютизм укрепил крепостную зависимость. [4]

Февральская революция 1917г
Императорская власть в Петрограде прекратила свое существование 27 февраля 1917 г. Для поддержания порядка Государственная дума сформировала в этот день Временный комитет Государственной думы, а 1 марта образовала Временное правительство, провозгласившее полную политическую амнистию, основные права и свободы граждан, равноправие солдат ...

Историки о роли городского самоуправления
Местное самоуправление в нашей стране имеет глубокие корни. В древнем Новгороде Киевской Руси существовал институт вече. Причем специфика Новгорода в период полного развития республиканских институтов заключается не в том, что там часто собиралось вече, а в том, «что сложилась система избираемых и сменяемых по воле веча должностных лиц, ...

Посадские люди
Процесс восстановления, возрожде­ния затронул после Смуты и ремесло, промышленность, тор­говлю в городах. Здесь тоже начались сдвиги, не очень круп­ные и решительные по масштабам, но весьма заметные. К середине столетия в стране числилось более 250 горо­дов, а дворов в них, пo неполным данным, - более 40 тыс. Из них в Москве 27 тыс. дв ...