Славянофилы и их противники
Страница 2

Между славянофилами и западниками шел спор о решении все того же кардинального вопроса русской жизни — вопроса крепостного права, который только в силу невозможности его открытой постановки дебатировался в плоскости «самобытно­сти» русского исторического процесса или признания его общ­ности с западным со всеми следующими отсюда выводами. За­падничество — антикрепостническое по своей сущности идей­ное направление — объединило на первом этапе в общей борь­бе против славянофилов широкие круги передовой интелли­генции. К Белинскому и Герцену, возглавившим борьбу против славянофилов, примыкали в первой половине 40-х годов вы­дающийся просветитель-историк Т. Н. Грановский, искусствовед и публицист В. П. Боткин, молодой ученый-юрист К. Д. Кавелин, журналист Е. Ф. Корш, известный актер М. С. Щепкин, Т, Н. Грановский коллеги Грановского по Московскому университету Д. Л. Крюков, П. Г. Редкий, П. Н. Кудрявцев и ряд других выдающихся деятелей. Ожесточенные словесные турниры между западни­ками и славянофилами, по воспоминаниям современников, были одним из характернейших и ярких явлений литературно-общественной жизни Москвы 40-х годов. В салоне А. П. Елагиной (матери Киреевских), у Чаадаева, в доме литератора Н. Ф. Пав­лова в определенные дни недели собиралось литературное и ученое общество. Эти беседы привлекали многочисленных слу­шателей как модное и оригинальное развлечение. Выступления заранее готовились, зачитывались специально подготовленные статьи, рефераты, доклады. С особой силой и блеском развер­нулся на этих диспутах полемический талант Герцена.

Политическое лицо славянофильской партии было ясно для Герцена. В дневниковой записи от 6 ноября 1842 г. он фикси­рует мысль о прямой связи между ненавистью славянофилов к Западу с их ненавистью «ко всему процессу развития рода человеческого», «к свободе мысли, к праву, ко всем гарантиям, ко всей цивилизации»[19]. Считая славянофильскую партию «ре­троградной, негуманной, узкой», Герцен признавал за ее от­дельными представителями благородство побуждений. Но «дикая нетерпимость славянофилов», их приемы литературной борьбы, порой носившие форму прямых доносов, как, например, сти­хотворные послания Языкова «К не нашим» (1844 г.), убедили Герцена в правоте Белинского, восставшего против всяких ком­промиссов со славянофилами. На страницах «Отечественных записок» Белинский вел бой с партией «мистиков, ханжей, лицемеров, обскурантов .»[20], обрушивая на «Москвитянина» (в котором славянофилы по многим вопросам выступали сов­местно с Шевыревым и Погодиным) всю силу своего беспощад­ного сарказма. Белинский развенчивал славянофилов за их «мистические предчувствия победы Востока над Западом», за консервативные социально-исторические идеи, за поиски идеа­ла не в будущем, а в прошлом России.

Против исторической концепции славянофилов была заостре­на и деятельность выдающегося русского ученого-просветителя Т. Н. Грановского. Приступив с осени 1839 г. к чтению лекций по истории средневековья в Московском университете, он сразу же столкнулся с влиянием славянофильских идей на студен­ческую молодежь. В письме Н. Станкевичу 27 ноября 1839 г. Он с возмущением писал о славянофилах, видевших в реформах Петра I источник всех зол России. Будучи убежденным запад­ником, Грановский с университетской кафедры восставал против славянофильской фальсификации истории Европы и России.

Особенно широкий общественный резонанс имели публичные лекции Грановского, прочитанные им в 1843 и 1845—1846 гг. Это был вызов не только славянофильской партии, но открытое изложение представителем передового лагеря идей единства исторического процесса, прогресса и гуманизма. Грановский в лекциях проводил недвусмысленные параллели между антич­ным рабством или средневековым крепостничеством с отжившим общественным строем николаевской России. Он подчеркивал роль народа в истории, уделял основное внимание истории на­родных движений, борьбе народа за социальное и национальное освобождение. Хотя и не являясь сторонником революционных и социалистических идей, Грановский будил критическую мысль у своих слушателей; его лекции привлекали необычайно широ­кую аудиторию и сопровождались бурным изъявлением симпа­тий к лектору. Глубокая эрудиция, ораторский талант и высокие человеческие качества делали Грановского для современников олицетворением передовой науки, несовместимой с пресловутой «теорией официальной народности». Оценивая историческое зна­чение деятельности Грановского, Герцен писал, что « .кафедра Грановского выросла в трибуну общественного протеста»[21].

Страницы: 1 2 

Княжеская власть в Русском государстве второй половины XI – первой трети XII вв.. Князь и княжеская власть в системе социально-политических отношений
Перед смертью Ярослав разделил государство между тремя старшими сыновьями. Изяславу было поручено старшинство и стол в Киеве, также ему был поручен Новгород. Святославу был поручен Черниговский стол. Всеволоду он дал Переяславский стол. Их политические действия распространялись на все пространство Русского государства. Очередные столкно ...

Город Рим. Царская власть в Риме
После Ромула, по свидетельству древнеримских историков, в Риме правили еще 6 царей: Нума Помпиллий, Тулл Гостиллий, Анк Марций, Сервий Туллий, Тарквиний Гордый. Первых трех царей историки считают легендарными, а цари «этрусской династии» являлись реальными историческими деятелями, история воцарения которых до сих пор вызывает споры сред ...

Зодчество, живопись.
Высокого уровня достигает в этот период архитектура. Грандиозным стало строительство нового московского Кремля на месте старого. В перестройке, помимо русских мастеров, принимали участие выдающиеся итальянские зодчие Фиораванти, Руффо, Солари. Фиораванти построил новый Успенский собор московского Кремля. Предварительно он побывал во мно ...