Славянофилы и их противники
Страница 2

Между славянофилами и западниками шел спор о решении все того же кардинального вопроса русской жизни — вопроса крепостного права, который только в силу невозможности его открытой постановки дебатировался в плоскости «самобытно­сти» русского исторического процесса или признания его общ­ности с западным со всеми следующими отсюда выводами. За­падничество — антикрепостническое по своей сущности идей­ное направление — объединило на первом этапе в общей борь­бе против славянофилов широкие круги передовой интелли­генции. К Белинскому и Герцену, возглавившим борьбу против славянофилов, примыкали в первой половине 40-х годов вы­дающийся просветитель-историк Т. Н. Грановский, искусствовед и публицист В. П. Боткин, молодой ученый-юрист К. Д. Кавелин, журналист Е. Ф. Корш, известный актер М. С. Щепкин, Т, Н. Грановский коллеги Грановского по Московскому университету Д. Л. Крюков, П. Г. Редкий, П. Н. Кудрявцев и ряд других выдающихся деятелей. Ожесточенные словесные турниры между западни­ками и славянофилами, по воспоминаниям современников, были одним из характернейших и ярких явлений литературно-общественной жизни Москвы 40-х годов. В салоне А. П. Елагиной (матери Киреевских), у Чаадаева, в доме литератора Н. Ф. Пав­лова в определенные дни недели собиралось литературное и ученое общество. Эти беседы привлекали многочисленных слу­шателей как модное и оригинальное развлечение. Выступления заранее готовились, зачитывались специально подготовленные статьи, рефераты, доклады. С особой силой и блеском развер­нулся на этих диспутах полемический талант Герцена.

Политическое лицо славянофильской партии было ясно для Герцена. В дневниковой записи от 6 ноября 1842 г. он фикси­рует мысль о прямой связи между ненавистью славянофилов к Западу с их ненавистью «ко всему процессу развития рода человеческого», «к свободе мысли, к праву, ко всем гарантиям, ко всей цивилизации»[19]. Считая славянофильскую партию «ре­троградной, негуманной, узкой», Герцен признавал за ее от­дельными представителями благородство побуждений. Но «дикая нетерпимость славянофилов», их приемы литературной борьбы, порой носившие форму прямых доносов, как, например, сти­хотворные послания Языкова «К не нашим» (1844 г.), убедили Герцена в правоте Белинского, восставшего против всяких ком­промиссов со славянофилами. На страницах «Отечественных записок» Белинский вел бой с партией «мистиков, ханжей, лицемеров, обскурантов .»[20], обрушивая на «Москвитянина» (в котором славянофилы по многим вопросам выступали сов­местно с Шевыревым и Погодиным) всю силу своего беспощад­ного сарказма. Белинский развенчивал славянофилов за их «мистические предчувствия победы Востока над Западом», за консервативные социально-исторические идеи, за поиски идеа­ла не в будущем, а в прошлом России.

Против исторической концепции славянофилов была заостре­на и деятельность выдающегося русского ученого-просветителя Т. Н. Грановского. Приступив с осени 1839 г. к чтению лекций по истории средневековья в Московском университете, он сразу же столкнулся с влиянием славянофильских идей на студен­ческую молодежь. В письме Н. Станкевичу 27 ноября 1839 г. Он с возмущением писал о славянофилах, видевших в реформах Петра I источник всех зол России. Будучи убежденным запад­ником, Грановский с университетской кафедры восставал против славянофильской фальсификации истории Европы и России.

Особенно широкий общественный резонанс имели публичные лекции Грановского, прочитанные им в 1843 и 1845—1846 гг. Это был вызов не только славянофильской партии, но открытое изложение представителем передового лагеря идей единства исторического процесса, прогресса и гуманизма. Грановский в лекциях проводил недвусмысленные параллели между антич­ным рабством или средневековым крепостничеством с отжившим общественным строем николаевской России. Он подчеркивал роль народа в истории, уделял основное внимание истории на­родных движений, борьбе народа за социальное и национальное освобождение. Хотя и не являясь сторонником революционных и социалистических идей, Грановский будил критическую мысль у своих слушателей; его лекции привлекали необычайно широ­кую аудиторию и сопровождались бурным изъявлением симпа­тий к лектору. Глубокая эрудиция, ораторский талант и высокие человеческие качества делали Грановского для современников олицетворением передовой науки, несовместимой с пресловутой «теорией официальной народности». Оценивая историческое зна­чение деятельности Грановского, Герцен писал, что « .кафедра Грановского выросла в трибуну общественного протеста»[21].

Страницы: 1 2 

Русские князья и Золотая Орда
После установления вассальной зависимости от Монгольской империи в политике русских князей по отношению к завоевателям можно проследить две линии. Первая из них заключалась в стремлении немедленно добиться освобождения от монгольского владычества, оказывать Орде открытое вооруженное сопротивление. В условиях существенного неравенства си ...

Формирование новых органов власти.
27 февраля, после получения царского манифеста о роспуске Гос. Думы депутаты приняли решение о создании Временного комитета во главе с председателем Думы октябристом М.В. Родзянко и назначении своих комиссаров в министерства. Одновременно пролетариат Петрограда приступил к созданию собственного органа власти по образцу 1905 г. - Совета ...

Краткий обзор Кавказской войны.
Эта война длилась более сорока пяти лет. Она началась, когда император Александр I собирался даровать России конституцию. Под пули горцев шли герои 1812 года во главе с самим Ермоловым. Она продолжалась и когда декабристы готовили государственный переворот, и когда Николай I отправил часть заговорщиков â «теплую Сибирь» - в дейст ...