Внешнеполитические последствия победы
Страница 1

Битва под Полтавой имела огромное политическое и стратегическое значение. « .Карл XII, — писал Энгельс, — сделал попытку вторгнуться в Россию; этим он погубил Швецию и воочию показал неприступность России». Полтавская битва изменила весь ход войны. Это было не просто сражение, но битва, исход которой предопределил дальнейший ход войны и, собственно, победу России. Приведу часто цитируемое выражение: «Карл был военачальник, Петр – государственный деятель. Карл выигрывал сражения, Петр – войны».[17]

Исход войны был предрешен. Современник событий французский бригадир Моро-де-Бразе писал: «Вся Европа видела конец несчастного похода и падения короля, дотоле непобедимого. Войско его было уничтожено или захвачено в плен. Его совет, чиновники, за ним последовавшие, имели ту же участь; сам король, дабы не попасться в руки своим врагам, пробился с тремястами конных в турецкую землю, за Днестр, в соседство буджатских татар и искал убежища в Бендерах».

Петр гениально использовал плоды Полтавской победы: Польша, Померания, Балтийское море из шведского становится русским озером. Маркс писал, что, заложив столицу на самой опасной передовой окраине, в одном пушечном выстреле от неприятеля, Петр обрек своих потомков на расширение территории так, чтобы столица опять стала в центре государства.[18] И мы видим это движение в Лифляндию, Курляндию, Польшу, Восточную Пруссию, наконец, Финляндию. Последняя идея Петра была перенести город в Кронштадт, выдвинуть его как можно дальше и сделать на Котлине непосредственно столицу.

В 61-й лекции В. О. Ключевский отмечал: «Лесная и Полтава показали, что Петр одинокий сильнее, чем с союзниками, а ближайшим следствием Полтавы было возрождение прежней коалиции, разбитой Карлом. И виды Петра расширились. В 1701 г. после Нарвы по новому договору с Августом, деля шкуру еще не убитого медведя, он ограничивался Ингрией и Карелией, отказавшись в пользу Августа и Польши от всякого притязания на Лифляндию и Эстляндию; в 1707 г., когда Карл, покончив с Августом, собирался идти на Москву, Петр готов был удовольствоваться одною гаванью на Балтийском море. Теперь прямо после Полтавы он послал Меншикова в Польшу восстановлять своего дорогого союзника на потерянном им престоле, а Шереметева отрядил осаждать Ригу и в 1710 г. завоевал весь балтийский берег, от устья Западной Двины до Выборга».[19]

(Однако, по мнению В. О. Ключевского, самое глубокое действие Полтавской победы сказалось не во внешней политике, веденной так плохо, а в ходе внутренних дел: «Полтава произвела решительный поворот во внутренней деятельности Петра… До Полтавы можно отметить только два законодательных акта устроительного характера: это указы 30 января 1699 г. - о восстановлении земских учреждений и 18 декабря 1708 г. - о разделении государства на губернии . Полтава выводила Петра на большую европейскую дорогу, грозившую новыми расходами. Его стали бояться на Западе. Московия выступала новым международным могуществом, следовательно, приобретала врагов во всех старых друзьях. Военный и дипломатический престиж надобно было дорого оплачивать. Между тем источники государственных доходов истощались, накоплялись многолетние недоимки . Это поворачивало мысль от боевой границы вовнутрь, от военных операций к изысканию новых источников казенного дохода. Этот поворот и отмечен в сборнике материалов по истории Северной войны, который редактирован самим Петром и известен под названием Гистории Свейской войны . Здесь сказано, что после полтавских торжеств Петр начал трудиться "во управлении гражданских дел».[20]

Полтавская виктория на необозримую высоту подняла внешнеполитический авторитет России. «В глазах всей Европы Россия, до сих пор презираемая, показала, что она уже в состоянии, по своим средствам и военному образованию, бороться с европейскими державами и, следовательно, имела право, чтобы другие державы обращались с нею, как с равною».[21]

Внешнеполитические плоды победы последовали незамедлительно. Например, победа вразумительно подействовало на Османскую империю.

Как справедливо заметил русский военный историк прошлого века Д. Бутурлин, Диван константинопольский «желал войны с Россиею, но удерживаем был от того опасением сделаться участником в предвидимых бедах шведов». Первое известие о Полтавском сражении пришло в Стамбул из Бендер 15(26) июля от силистрийского сераскера Юсуф-паши. Оно произвело ошеломляющее впечатление. Все, что стало известно, было настолько неожиданным, что привело турецкое правительство в большое замешательство. Австрийский посол Тальман подробно описывает, как турецкое правительство в первый момент реагировало на это известие. В Турции, как и всюду в Европе, не только увидели в России силу, с которой следует считаться, но стали пугаться ее чрезмерного усиления.

Страницы: 1 2 3

Другие мнения
Немногие сохранившиеся произведения нелетописного круга далеко не однозначны. Помимо "Слов" Серапиона Владимирского, специализировавшегося на проповедях по случаям природных и иных бедствий, существуют и другие произведения, в которых оценка отношений с Ордой скорее нейтральна. Плачи Серапиона - прямой показатель суггестии в п ...

Внешняя политика Киевской Руси. Русь и Византия
Особое место в международных отношениях Древнерусского государства занимала Византия. Источники сообщают об успешном морском походе русских на Константинополь в 907 г. в княжение Олега (882-912). После него был заключен письменный договор в 911 г. между Византией и Русью, выгодный для последней. Кроме торговых в договоре были и статьи, ...

Выводы
В IX – XIII вв. в Европе проходил бурный процесс образования и самоопределения средневековых городов. Среди факторов, повлиявших на появление городов, можно назвать позднеримские правовые институты, продолжившие своё существование в городах романизированных областей Европы, равно как и вотчинное право, внёсшее свои особенности в становл ...