Царская власть
Страница 2

Наследство Селевка, округленное в результате побед его приемников, потом передавалось в семье Селевка от отца к сыну, от одного царя к другому. Отсюда значение династической идеи в мире Селевкидов.

Таким образом, царь является законным наследником Селевка Никатора. По общему правилу эллинистического династического права вся суверенная власть целиком переходила только к одному правомочному лицу. Она была не делима.

Все наследие принадлежало наиболее близкому агнату. В первую очередь шли потомки покойного, затем родственники по боковой линии. Так, Антиох III стал приемником своего брата Селевка III, не оставившего потомства. Корона досталась ему по праву первородства.

Однако этот легальный порядок мог быть изменен волей царей, подобно тому, как любой гражданин мог завещать свое имущество кому угодно. Таким образом, царь мог назначить себе приемника. Как правило, это был его старший сын. Но решение вопроса о преемниках Антиоха II показывает, что это естественное правило не было обязательным[8]. Когда в 252 г. до н. э. он женился на Беренике, дочери Птолемея II, ему пришлось лишить права на наследование короны детей от первого брака. Однако перед смертью, в 246 г. до н. э., он признал права детей Лаодики, своей первой жены. Это явилось причиной так называемой войны Лаодики между сторонниками двух претендентов. Принятую в государстве Селевкидов систему престолонаследия отлично характеризует то, что ни одна из сторон, по-видимому, не поставила под сомнение право царя менять порядок по своему усмотрению[9]. Для устранения конкурента приводили только довод, будто последняя воля царя была с помощью мошенничества представлена в искаженном виде. В ответ другая сторона заявляла, что сын Береники умер и его заменили другим ребенком.

Если не считать этого эпизода, то в период от смерти Селевка I в 281 г. до н. э. и до смерти Антиоха IV в 164 г. до н. э. царская власть переходила к законному наследнику, т. е. ближайшему родственнику — сыну или брату покойного главы семьи. После смерти Селевка IV царем стал его малолетний сын Антиох под опекой везира Гелиодора. Брат покойного Антиох IV изгнал Гелиодора и завладел троном Селевка. Действительно, Антиох IV, дядя малолетнего Антиоха, был естественным опекуном своего племянника и законным заместителем своего брата. Точно так же Антигон Досон и Аттал II до самой смерти царствовали вместо малолетних царей. Весьма вероятно, что «царь Антиох», появляющийся на вавилонских табличках от 174 до 171 г. до н. э. как соправитель Антиоха IV и есть малолетний царь, сын Селевка IV. Однако после убийства малолетнего царя Антиох IV перед смертью назначил наследником своего собственного сына — Антиоха V. Между тем у Селевка IV был еще один сын — Деметрий I. Отсюда распря между двумя «домами» царской семьи, отразившая одновременно конфликт двух систем наследования: одной — основанной на праве первородства, другой — на праве владельца располагать по своему усмотрению своим достоянием[10]. Деметрий I защищал перед римским сенатом свое право первородства. Он не выиграл тяжбы в сенате, хотя друг Деметрия Полибий считает его претензии справедливыми. Несколькими годами спустя Деметрию, ставшему царем вместо Антиоха V, пришлось столкнуться с претензиями на отцовское наследство детей Антиоха IV, получивших разрешение сената завладеть «отцовским царством». Конфликт того же порядка произошел и при следующем поколении. Согласно греческому праву при наличии сыновей дочери не имеют права на наследство, но они имеют преимущества в сравнении с родственниками отца по боковой линии. Также у Селевкидов царская власть никогда не доставалась в наследство по женской линии[11].

Незаконнорожденные царские сыновья шли вслед за законными. Александра Балу поддерживали общественное мнение и соседние монархии; в Антиохии его приняли как внебрачного сына Антиоха IV, и он требовал себе Сирию как «отцовское наследие». Точно так и Андриск, предположительно незаконный сын Персея, и Аристоник, незаконный сын Аттала, претендовали на отцовскую царскую власть ввиду отсутствия законного потомства.

Усыновление в доме Селевкидов не засвидетельствовано. Но сторонники Александра Забины ложно утверждали, будто он был усыновлен Антиохом VII.

В случае несовершеннолетия наследника правление осуществлял опекун. Так, «царь Антиох», сын Селевка IV, имел вначале опекуном Гелиодора, затем Антиоха IV; опекуном Антиоха V был вначале Филипп, затем Лисий, Антиоха VI — Трифон. Опекун мог быть определен актом последнего волеизъявления монарха. Так, Антиох IV перед смертью назначил Филиппа опекуном своего ребенка. По этому случаю он передал ему в собственные руки знаки царского достоинства: диадему, кольцо, облачение. Опеку по закону осуществлял ближайший по родству агнат, если он был способен на это. Так обстояло дело с опекой Антиоха IV над сыном Селевка IV[12]. Назначение Лисия заместителем царя вместо Филиппа народом Антиохии и передача ее жителями опеки Трифону были лишь попытками легализации революционного акта. Заметим, что во всех этих случаях речь не идет о регентстве. Царь-ребенок, неспособный управлять, юридически остается властителем государства.

Страницы: 1 2 

Некоторые приказы и преобразования проведенные императором
Для снижения цен на подорожавший хлеб Павел I приказал продавать Чтобы уберечь своих подданных от любых" якобинских " веяний, было прервано сообщение с зарубежными странами. Все частные типографии были закрыты, ввоз иностранных книг, нот и картин запрещен. Было, например, официально запрещено носить круглые шляпы и одежду по ...

Последствия монголо-татарского нашествия
Последствия монголо-татарского нашествия имели проявления во всех сферах жизни общества — социально-экономической, политической и культурной. Тяжелейший удар был нанесен во время нашествия 1237-1240 гг. по социально-экономической сфере русских княжеств. Резко сократилась численность населения Руси. Люди гибли, многие попадали в плен и ...

Князь и княжеская власть в славянских племенах V–VII вв.
В начале этой главы автор пишет о переплетении судеб германцев и славян – индоевропейских народов, которое произошло во время Великого переселения народов. Свердлов говорит о том, что славяне могли участвовать в совместных военных действиях с германцами, например, с лангобардами и гепидами в Италии [Свод. Т. I. С. 188–191]. Далее автор ...