Историография
Страница 5

В названной книге упоминается о Конференции полномочных делегаций объединяющихся республик, состоявшейся накануне I съезда Советов Союза. Однако юридической оценки ее документов не дается. Не все ясно и с фактической стороной. Дело в том, что в некоторых источниках упоминается о подписании Декларации и Договора не 29, а 30 декабря, непосредственно перед открытием съезда. Какова же была юридическая связь между решением Конференции и съезда? По С.И. Якубовской, получается, что акт Конференции на этот счет не был окончательным, хотя в литературе имеется и другое мнение, что очень существенно.

С.И. Якубовская отмечает известный факт о том, что съезд Советов принял Декларацию и Договор об образовании СССР, но только в основном, и поручил ЦИК Союза с учетом замечаний республик принять и ввести договор в действие на ближайшей сессии ЦИК. Но автор не подчеркивает, что на съезде ничего не было сказано о Конституции, в том числе и о поручении ВЦИК ее готовить, а тем более принимать.

Вместе с тем она выдвигает версию, что такое положение сложилось в результате неподготовленности Конституции к съезду, а это было вызвано, в свою очередь, поспешностью Сталина и руководимой им комиссии, не проведших предварительное обсуждение своих проектов в республиках*(16). Конечно, такое замечание автора наталкивается на тот факт, что ведь сама комиссия-то состояла из представителей республик.

В науке неоднократно поднимался вопрос о начале работы непосредственно над Конституцией. Кто, когда и как ее делал? С.И. Якубовская прибегает к маленькой хитрости: она говорит не о разработке Конституции, а о "создании конституционных основ СССР"*(17). Такую формулировку можно толковать двояко: то ли как подготовку текста Конституции, то ли как решение отдельных конституционных вопросов, взятых в некоторой совокупности. Если говорить во втором плане, то такая работа безусловна, о ней много материалов. Что же касается первого плана, то его наличие хорошо бы показать и доказать. В книге этого как раз и нет. Правда, упоминается о безымянной подкомиссии в составе Комиссии по разработке положений о СНК, СТО и наркоматах СССР. Указывается, что эта подкомиссия сразу занялась обсуждением проекта Конституции СССР, разработанного Всероссийским ЦИК. По литературе это известно. Однако никто еще не объяснил, кто поручал названной комиссии, ее подкомиссии, заниматься вопросами, явно выходящими за пределы компетенции. Не сделала этого и С.И. Якубовская. Не ясно также, откуда взялся проект Российского ЦИК.

В книге содержится небольшой параграф, озаглавленный "Разработка Конституции СССР". Однако в нем освещена лишь часть этого процесса, притом небольшая. И он порождает лишь новые вопросы по поводу начала работы над проектом, о статусе январской комиссии Президиума ЦИК и о соотношении Договора об образовании СССР и Конституции. Более ясно изложен материал, касающийся так называемой расширенной комиссии ЦИК Союза и ее работы в июне 1923 года, завершившейся созданием окончательного проекта Конституции.

С.И. Якубовская проводит сравнительный анализ Союзного договора и Конституции, справедливо отмечая единство основных принципов и идей обоих документов. Она совершенно права, когда говорит, что Конституция вместе с тем развивает основные положения Договора. Однако сравнение выглядит порой противоречиво. С одной стороны, автору хочется показать, что ничего не изменилось, с другой - она вынуждена признать, что изменения эти существенны. Второе положение представляется более правильным. Это как раз и подчеркивает значение Конституции, закрепившей единство Советского Союза, его федеративный, а не конфедеративный характер. Вместе с тем отражается тот факт, что Конституция не только развила Договор, а заменила его. С момента ее принятия статус Союза стал определяться уже не Договором, а Основным законом, что означало существенное усиление, упрочение единства государства.

В книге С.И. Якубовской отмечается тот малоизвестный факт, что Конституционная комиссия ЦИК и после принятия Основного закона, вплоть до конца 1924 г., занималась отнюдь не конституционными вопросами, например, подготовкой кодифицированных законов Союза по отдельным отраслям права.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Орнаменты, украшения, аксессуары
Стиль ампир, соответствуя эпохе наполеоновской Империи, в отличие от классицизма постреволюционно периода, характеризуется большей пышностью, роскошью и статичностью. В дворцовых интерьерах ампир проявляется в орнаментах, элементы которых заимствованы из античности (пальмовые ветви, стрелы, львы, лавровые венки), рельефах а также монуме ...

Международная обстановка в конце 1960-х - начале 1970-х годов
В октябре 1964 г., когда новое руководство СССР взяло власть в свои руки, в пассиве внешней политики Хрущева были: поколебленное из-за раскола с Китаем и Румынией единство социалистического лагеря; натянутые отношения между Востоком и Западом вследствие Карибского кризиса; наконец, нерешенность германской проблемы. Решения XXIII съезда ...

Точка зрения А.А. Зимина.
По словам А.А. Зимина, в Москве не было достаточного количества богатств, ископаемых и прибыльных промыслов. Не была Москва и центром пашенного земледелия. Кроме того Москва не являлась тем спасительным местом, куда бежали от татаро-монгольского ига, так как она и сама не раз подвергалась нападению. Также Зимин ставит под сомнение полит ...