Давыдов

Давыдов, Денис Васильевич - знаменитый партизан, поэт, военный историк и теоретик. Родился в старой дворянской семье, в Москве, 16 июля 1784 г.; получив домашнее воспитание, поступил в кавалергардский полк, но скоро был за сатирические стихи переведен в армию, в Белорусский гусарский полк (1804), оттуда перешел в лейб-гвардии гусарский (1806) и участвовал в кампаниях против Наполеона (1807), шведской (1808), турецкой (1809). Широкой популярности он достиг в 1812 г. как начальник партизанского отряда, организованного по его собственной инициативе. К мысли Давыдова высшее начальство отнеслось сперва не без скептицизма, но партизанские действия оказались очень полезными и принесли много вреда французам. У Давыдова явились подражатели - Фигнер, Сеславин и другие. На большой Смоленской дороге Давыдову не раз удавалось отбивать у врага военные припасы и продовольствие, перехватывать переписку, наводя тем самым страх на французов и поднимая дух русских войск и общества. Своим опытом Давыдов воспользовался для замечательной книги "Опыт теории партизанского действия". В 1814 г. Давыдов был произведен в генералы; был начальником штаба 7 и 8 армейских корпусов (1818 - 1819); в 1823 г. вышел в отставку, в 1826 г. вернулся на службу, участвовал в персидской кампании (1826 - 1827) и в подавлении польского восстания (1831). В 1832 г. окончательно оставил службу в чине генерал-лейтенанта и поселился в своем симбирском имении, где умер 22 апреля 1839 г. - Самый прочный след, оставленный Давыдовым в литературе, - его лирика. Пушкин высоко ценил его оригинальность, его своеобразную манеру в "кручении стиха". А.В. Дружинин видел в нем писателя "истинно-самобытного, драгоценного для уразумения породившей его эпохи". Сам Давыдов говорит о себе в автобиографии: "Он никогда не принадлежал ни к какому литературному цеху; он был поэтом не по рифмам и стопам, а по чувству; что касается до упражнения его в стихотворениях, то это упражнение или, лучше сказать, порывы оного утешали его, как бутылка шампанского" . "Я не поэт, а партизан, казак, я иногда бывал на Пинде, но наскоком, и беззаботно, кое-как, раскидывал перед Кастальским током мой независимый бивак". С этой самооценкой сходится оценка, данная Давыдову Белинским "Он был поэт в душе, для него жизнь была поэзией, а поэзия - жизнью, и он поэтизировал все, к чему ни прикасался . Буйный разгул превращается у него в удалую, но благородную шалость; грубость - в откровенность воина; отчаянная смелость иного выражения, которое не меньше читателя и само удивлено, увидев себя в печати, хоть иногда и скрытое под точками, становится энергическим порывом могучего чувства . Страстный по натуре, он иногда возвышался до чистейшей идеальности в своих поэтических видениях . Особенную ценность должны иметь те стихотворения Давыдова, которых предмет любовь, и в которых личность его является такою рыцарскою . Как поэт, Давыдов решительно принадлежит к самым ярким светилам второй величины на небосклоне русской поэзии . Как прозаик, Давыдов имеет полное право стоять наряду с лучшими прозаиками русской литературы" . Пушкин ценил его прозаический стиль еще выше стихотворного. Не чуждался Давыдов оппозиционных мотивов; ими проникнуты его сатирические басни, эпиграммы и знаменитая "Современная песня", с вошедшими в поговорку едкими замечаниями о русских Мирабо и Лафайетах.

Голод и переселенцы
Массовые переселения людей редко обходились без голода. Не миновали его переселения 40-х годов. В экстремальные условия были поставлены плановые переселенцы, спец. выселенцы с Северного Кавказа, западных и других областей СССР, бывшие кулаки и колхозники, высланные по указу от 2 июня 1948 г. В войну и послевоенное время, воспользовавшис ...

Хун Сюцюань – руководитель тайпинского восстания.
В условиях серьезного ухудшения положения значительные Массы сельских и городских низов могли принять участие в анти­правительственных выступлениях. Кроме того, в провинциях Южного Китая, где, собственно, и началось восстание, были весьма сильны традиционные противоречия между двумя груп­пами населения — пунти («коренные», или бэнъди на ...

Точка зрения К.Н. Бестужева-Рюмина.
Бестужев-Рюмин находит, что положение князей при зависимости великого княжения от хана должно было развивать в князьях политическую ловкость и дипломатический такт, чтобы этим путем привлечь милость хана и захватить великокняжеский престол. Такою ловкостью и таким тактом обладали именно московские князья. Кроме того, усилению Москвы пом ...