Исторические материалы » Тайпинское восстание » Начало большого восстания.

Начало большого восстания.
Страница 1

Летом 1850 г. Хун Сюцюань призвал своих сторонников со­браться в деревне Цзинь-тянь (тот же Гуйпин) в Гуанси, чтобы подготовиться к решительной борьбе с властями. На призыв от­кликнулись примерно 20—30 тыс. человек — мужчины, женщи­ны, дети. Многие, продав все имущество, приходили к тайпинам целыми семьями и даже кланами.

Уже на ранней стадии восстания сторонники Хун Сюцюаня стремились реализовать некоторые важнейшие принципы его уче­ния. Одним из них было положение об изначальном равенстве всех людей. В этом сказалось влияние как христианских идей, так и ки­тайской традиции, связанной с историей религиозных сект и тай­ных обществ. Как мы видели ранее, принцип изначального равен­ства всех созданий Божьих исповедовался и последователями ре­лигиозных сект, в основе верований которых лежали в первую очередь буддийские принципы. Сторонники Хун Сюцюаня попы­тались воплотить эти верования в некоторых общественных ин­ститутах. Одним из наиболее важных нововведений у восставших стали общественные кладовые, куда последователи движения долж­ны были отдавать все имущество, превышающее минимум, необ­ходимый для самой простой жизни. Сюда впоследствии передава­лось также захваченное повстанцами в ходе гражданской войны.

Тайпинское руководство разделило своих последователей на мужские и женские отряды, объявив, что вступление в брак бу­дет разрешено после победы народной войны. В тайпинских рядах были запрещены и сурово карались употребление табака и нар­котиков; а также азартные игры. В знак непризнания власти мань­чжурской династии тайпины отрезали косу и носили распущен­ные волосы, спадавшие на плечи. По этой причине в правитель­ственных источниках их часто называли «длинноволосыми».

Социальный состав восставших был разнородным — это было в полном смысле народное движение, собравшее под свои зна­мена людей разного общественного положения и различных на­циональностей. В его рядах были земледельцы-хакка, а также те, кто принадлежал к местным кланам, рабочие-углежоги и шахте­ры, занятые на разработках в горных районах Гуанси, бедняки и состоятельные люди, выходцы из семей шэнъши, ханьцы и пред­ставители местных народов, в первую очередь чжуан, и др. Но, разумеется, основную массу составляли те, кого можно отнести к низам тогдашнего китайского общества, — его маргиналы и даже люмпены.

Тем не менее из этой крайне разнородной массы людей, уви­девших в движении тайпинов путь к иной, более достойной жизни, его руководителям удалось создать вполне дисциплинирован­ное и боеспособное войско. У ж е летом и осенью 1850 г. повстан­цам пришлось неоднократно вступать в военные действия с от­рядами деревенской самообороны, которые по приказанию мест­ного начальства направлялись на подавление начавшейся смуты. Выступления, организованные местными могущественными кла­нами, были отражены восставшими.

Число сторонников движения росло, ему становилось тесно в отдаленном, богом забытом районе Гуанси. В январе 1851 г. было официально объявлено о начале восстания и образовании Не­бесного государства великого благоденствия, а также об основ­ной цели восставших — свержении установившегося обществен­ного порядка, воплощением которого в глазах тайпинов была правящая маньчжурская династия.

Казалось, что инсургенты стремятся полностью искоренить все, что имело хоть какое-то отношение к китайской культуре и ис­торической традиции, и утвердить на их месте совершенно дру­гие, западные, ценности. Они расправлялись со всеми, кто так или иначе был связан со службой правящей династии. Беспощад­но уничтожались все члены семей, в домашнем скарбе которых были найдены хотя бы отдельные предметы церемониальной одежды чиновника. Руководители движения объявили об отказе от традиционной системы экзаменов и набора посредством нее кандидатс)в на государственную службу. Они выступали против традиционных китайских религиозных «трех учений», назвав их ересью, безжалостно уничтожая при этом культовые сооружения и изваяния святых, дорогие сердцу не только книжника-чинов­ника, но и простого человека. На место всего этого они выдвину­ли христианство в интерпретации Х у н Сюцюаня как единствен­но верное учение.

Однако движение тайпинов не означало полного разрыва с прошлым. Уже в самом названии тайпинского государства (Тай-пин таньго — Небесное государство великого благоденствия) обнаруживается сочетание христианских влияний с вполне тра­диционными представлениями. «Небесное государство» — эту первую часть названия, скорее, можно отнести к влиянию за­падных религиозных концепций. Хотя для тайпинов Бог — это «тянь-чжу» (Хозяин Неба), т.е. Бог Отец по библейской тради­ции. В сознании простого китайца он вполне мог совмещаться с привычным представлением о Небе, которое также способно к творению, но это принципиально иной акт, нежели тот, кото­рый лежит в основе христианских учений.

Страницы: 1 2 3

Организация посмертного культа Селевка его сыном Антиохом I
Как мы знаем, предки занимают должное место в царском пантеоне. Я думаю, нет надобности, специально подчеркивать значение заупокойного культа в эллинистической религии. Аппиан сообщает, что тело Селевка I было погребено в Селевкии на Оронте. Антиох I поставил на могиле храм и придал ему священный участок, получивший название «Никаторио ...

Реформа царского культа при Антиохе III
Наряду с муниципальными культами, каждый из которых был связан с религией соответствующего города, отличался своими обрядами и находился в ведении самих городов, существовала религия династическая, введенная царями, жрецы которой получали полномочия от суверена. Об этом свидетельствует ордонанс Антиоха III от 193 г. до н. э. Чтобы возна ...

Вечная память.
Изучая историю войн нашего Отечества, мне кажется, что нелишне помнить, как дорого России доставался успех боевых кампаний в Кавказской войне. В дореволюционной России всегда на должной высоте находилось увековечение памяти павших на поле боя: это и возведение монументов, церквей, часовен на местах жарких битв, и памятники выдающимся за ...