Исторические материалы » Сталинградская битва » Наступательная фаза Сталинградской битвы. Подготовка советского командования к контрнаступлению под Сталинградом

Наступательная фаза Сталинградской битвы. Подготовка советского командования к контрнаступлению под Сталинградом
Страница 2

В районах западнее Серафимовича, Клетской и северо-западнее Сиротинской советские войска удерживали плацдармы на правом берегу Дона, а южнее Сталинграда — важное в оперативном отношении дефиле Сарпинских озер, которое создавало возможность выбора выгодных направлений для ударов по главной группировке противника. Местность в районе предстоящих боевых действий была доступна для всех родов войск. Наличие в оперативной глубине противника реки Дон шириной от 170 до 300 м и глубиной до 6 м предъявляло повышенные требования к инженерному обеспечению боевых действий войск. Климатические и погодные условия оказывали существенное влияние на использование авиации — частые и густые туманы в это время года ограничивали ее возможности.

В целом вырисовывается относительно точная картина положения войск вермахта под Сталинградом перед началом советского контрнаступления.

Измотанные в жестоких боях войска противника вынуждены были главными силами перейти к обороне. Только непосредственно в самом городе враг еще пытался вести наступление частями девяти дивизий. Однако и здесь он вскоре перешел к обороне. Октябрьские и ноябрьские бои в городе показали бесплодность всех попыток противника полностью овладеть Сталинградом.

Гитлеровское командование стало уделять все больше внимания возведению оборонительных сооружений на сталинградском участке фронта. В течение полутора-двух месяцев противник создавал на Среднем Дону и южнее Сталинграда тактическую зону обороны глубиной 5 - 8 км. Эта зона имела одну полосу и на большинстве участков состояла из двух позиций. На 1 км фронта имелось три-четыре дзота, а находившиеся в полосе обороны населенные пункты были подготовлены врагом к круговой обороне. О создании противником обороны непосредственно в г. Сталинграде говорилось выше.

Советское Верховное Главнокомандование правильно оценивало обстановку, сложившуюся на фронте к осени 1942 г., а также общее соотношение сил между фашистской Германией и СССР. Трезвый анализ показывал, что в ходе борьбы возникли предпосылки для решительного перелома в ходе войны. Что касается стратегической и оперативной обстановки, то «наибольшие преимущества складывались для нанесения сокрушительного удара по главной и наиболее активной группировке противника на южном крыле советско-германского фронта. Так возник замысел окружения и уничтожения группировки противника в районе Сталинграда с последующим разгромом войск всего южного крыла немецко-фашистской армии»[68]. Осуществление этого замысла вело не только к ликвидации результатов летнего наступления врага, но и к лишению его стратегической инициативы. Все последующее развитие военных событий должно было определяться волей Красной Армии и советского народа. Таким образом, осуществление плана контрнаступления на юге имело огромное значение для развития борьбы на всем советско-германском фронте и в целом для исхода второй мировой войны.

В исторической литературе успешно исследуется вопрос о том, как рождался замысел и разрабатывался план контрнаступления под Сталинградом. Этот вопрос не сразу получил правильное освещение, но затем он стал раскрываться с необходимой полнотой и объективностью. Теперь уже известно, что замечательный по глубине и смелости план стратегического контрнаступления был плодом коллективного творчества крупнейших советских полководцев и военных деятелей. Разработанный Ставкой Верховного Главнокомандования и Генеральным штабом, этот план отразил и предложения, высказанные командующими и членами Военных советов фронтов, действовавших на сталинградском направлении. Конечно, как идея этого плана, так и его детальная разработка с определением целей и задач фронтов и группировок, предназначенных для его осуществления, расчетами материального и боевого обеспечения грандиозной наступательной операции держались в глубочайшей тайне. Все это означало, что к составлению такого плана не могло быть привлечено большое число лиц.

Ценные соображения и конкретные данные о планировании контрнаступления содержатся не только в исторических исследованиях, но и в воспоминаниях активных участников событий. «Ставка и Генштаб,- рассказывал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, - в процессе боевых действий тщательно изучали разведывательные данные о противнике, поступившие от фронтов и войск, анализировали их и делали выводы о характере действий противника и своих войск. Они изучали соображения штабов, командующих фронтами, видами вооруженных сил и родами войск и, анализируя все эти данные, принимали то или иное решение. Следовательно, план проведения операции стратегического масштаба мог возникнуть в полном объеме только в результате длительных творческих усилий всех войск, штабов, командиров. Основная и решающая роль во всестороннем планировании и обеспечении контрнаступления под Сталинградом неоспоримо принадлежит Ставке Верховного Главнокомандования и Генеральному штабу»[69].

Страницы: 1 2 3 4

Борьба русского народа против польско-шведской интервенции в эпоху «Смутного времени»
В эпоху «Смутного времени» России пришлось пережить сильнейший развал экономики, острейший политический кризис, связанный с борьбой за власть в высших слоях общества и появлением самозванца Лжедмитрия I, мощные крестьянские выступления по всей стране, крупнейшим из которых стало восстание под руководством Ивана Болотникова. «Смутное вре ...

Взятию Бастилии.
12 июля Париж бурлил. Ораторы рассказывали об угрозе, нависшей над Учредительным собранием. Распространялись слухи о банкротстве государства. 13 июля 1789 года выборщики образовали в ратуше Постоянный комитет для организации милиции, названной затем Национальной гвардией. Парижане громили оружейные магазины. В арсеналах было захвачено д ...

Оценки реформ в историографии
Уступки, на которые пошло самодержавие, решившись на реформы 1860-х годов, провозглашались «выдающейся вехой» в истории России, их называли даже «революцией сверху».[32] Исследователь Б. Г. Литвак считает, что Эйдельман в этой работе подменяет понятия «реформа» и «революция сверху», и делает это весьма убедительно.[33] Послушаем двух с ...