Самая неизвестная?
Страница 1

Центр новой социологии и изучения практической политики «Феникс» провел опрос, целью которого было составить представление об информативности студентов и интеллигентов- гуманитариев относительно Кавказской войны. Из числа опрашиваемых были исключены историки, т.к. предполагалось, что они, как профессионалы, должны иметь более или менее четкое представление о Кавказской войне. Респонденты были разбиты на 2 большие группы: на молодежь (в основном студенты и аспиранты) и на гуманитарную интеллигенцию старше 35 лет (в основном преподаватели). Всего планировалось опросить 500 респондентов, но было опрошено всего лишь 200 студентов и молодых аспирантов.

Основным результатом обследования можно считать то, что опрос выявил, мягко говоря, очень низкий уровень знаний о Кавказской войне. Уже на первый вопрос «С какого по какой год длилась Кавказская война?» точно не смог ответить не один респондент. Причем чрезвычайно велико было число тех, кто вообще не мог ответить на этот вопрос (у молодежи - 72 %, старше 35 лет - 61 %). Остальные в основном ответили: «XIX век» без дальнейших уточнений (6 % ответили «XVIII-XIX века»). Лишь незначительное число опрашиваемых - преимущественно филологов - указали 20-30-е годы, 20-40-е или 20-60-е годы XIX века, опираясь как нетрудно понять из анализа анкет, на свои знания биографий русских писателей - участников Кавказской войны.

Не лучше оказались и ответы на вопрос «На какой территории проходили боевые действия?» 28 % молодежи и 2 % респондентов старше 35 лет вообще не смогли сказать, где проходила Кавказская война! 45 % в первой группе и 28 % во второй рискнули предположить, Кавказская война шла на Кавказе. Соответственно 12 % и 51 % указали Северный Кавказ. Буквально считанные единицы смогли дальше детализировать свой ответ. В основном эти респонденты ответили: «Чечня» или «Чечня и Дагестан» (3 % у молодежи, т. е. 6 человек, и 5,5 % старше 35 лет, т. е. 11 человек). Лишь несколько человек из второй группы оказались в состоянии достаточно точно очертить территорию боевых действий в Кавказской войне. Все они оказались старше 55 лет, мужчинами, преподавателями.

На вопрос «Какие стороны были вовлечены в конфликт?» целых 25 % молодежи и 6 % старше 35 лет не смогли ответить вообще. 22 % в первой группе и 8 % во второй сочли воюющей стороной неких анонимных «кавказцев», а 71 % и 91 % - Россию, соответственно 24 % и 77 % -«горцев»(«горцев-мусульман»), 12 % и 38 % - Турцию, 4 % и 8 % - Персию (Иран), 3 % и 8 % - Англию. Менее 3 % от общего числа респондентов указали другие стороны, вовлеченные в конфликт (в их числе Франция, Болгария, Румыния, Грузия, Армения, Азербайджан, Австро-Венгрия, а также «большевики» и «мировой империализм»).

На вопрос о результатах войны не смогли ответить 30 % молодежи и 4 % респондентов старше 35 лет. Соответственно 50 % в первой группе и 86 % во второй уверенно сказали, что результатом войны было присоединение к России (завоевание, колонизация) Кавказа.

На вопрос об исторических лицах, участвовавших в боевых действиях, не смогли ответить вообще 32 % молодежи и 12 % респондентов старше 35 лет. Лишь 24 % в первой группе и целых 68 % во второй назвали Шамиля, соответственно 12 % и 62 % - А.П. Ермолова. Дальше -статистический «провал». Лишь 3 % и 6 % смогли назвать Гази-Мухаммеда, 0 % и 2 % - И.С. Паскевича, 0,5 % и 3 % - Н.Н. Муравьева. Свыше 5 % в первой группе и около 12 % во второй (преимущественно филологи и журналисты) включили в число исторических лиц писателей: Лермонтова (5,5 % и 12 % ), Льва Толстого (6 % и 12,5 %), Бестужева-Марлинского (5 % и 11,5 %), Грибоедова (6 % и 1,5 %). Две студентки назвали Печорина, пологая его, видимо, лицом историческим.

Интересно, что никем не был назван Хаджи-Мурат, сочтенный, видимо, плодом литературного вымысла А.Н. Толстого. На вопрос о характере Кавказской войны затруднились ответить в первой группе 48 % и во второй 32 % респондентов. Соответственно 12 % и 28 % сочли войну справедливой со стороны горцев (защита своей независимости), 6,5 % и 16 %, напротив, - справедливой со стороны России (защита южных рубежей, защита от турецкой агрессии, помощь христианским народам в Закавказье, цивилизаторская миссия России на Кавказе). 20,5 % и 32 % охарактеризовали войну как колониальную со стороны России, а 12 % и 3,5 % выразили мнение, что Кавказская война для всех сторон носила характер несправедливый, захватнический, корыстный. Причем 8,5 % респондентов - молодежи специально подчеркнули, что справедливых войн вообще не бывает. Кроме того, 6 % в первой группе и 24,5 во второй охарактеризовали Кавказскую войну как религиозную. Таким образом, в выборке оказались представлены все основные точки зрения на Кавказскую войну, известные из литературы.

Страницы: 1 2

Кре­сть­ян­ская вой­на.
В на­ча­ле вой­ны борь­ба кре­сть­ян при­об­ре­ла ха­рак­тер мас­со­во­го ос­тав­ле­ния сел и де­ре­вень и ухо­да на­се­ле­ния в ле­са и рай­оны, от­да­лен­ные от во­ен­ных дей­ст­вий. И хо­тя это бы­ла еще пас­сив­ная фор­ма борь­бы, она соз­да­ва­ла серь­ез­ные труд­но­сти для на­по­ле­о­нов­ской ар­мии. Фран­цуз­ские вой­ска, имея о ...

Перемены в развитии хозяйства
По сравнению с первобытнообщинным и рабовладельческим феодальному строю присущи новые формы хозяйствования и совершенствование орудий труда. Хозяйство осталось натуральным. В основной его отрасли на Руси - земледелии широко использовались рала с узкими лезвиями, сохи, деревянные бороны, заступы, мотыги, серпы, косы, бесколесные, а иногд ...

Заключение.
Была ли наша страна готова к войне? Отмечают, что в советское время преобладало стремление отвечать на этот вопрос неопределенно. Чаще всего поражения первых месяцев войны объясняли тем, что история отвела нам слишком малый срок для переоснащения Красной армии, ее перевооружения. Однако в последнее время появились материалы, которые гов ...