Введение

Была та смутная пора

Когда Россия молодая,

В бореньях силы напрягая,

Мужала с гением Петра.

Так писал А. С. Пушкин о времени полтавской битвы.

Полтавская баталия, полтавская виктория, битва под Полтавой – это знаменательное историческое событие всегда приковывало к себе взгляды историков. Сейчас, в начале XXI века, не лишне было бы оглянуться на почти три столетия, прошедшие с момента этой битвы, тем более что споры и дискуссии в последние пятнадцать лет вокруг «полтавской баталии» только разгорелись. Например, в ныне «самостийной» Украине националистически настроенные слои пытаются «переписать» историю, отведя в ней России роль негативного фактора для истории Украины, и либо приписать победу над шведами казакам Палея и Скоропадского, как делает М. Грушевський,[1] либо вообще объявить что, под Полтавой в 1709 году потерпели поражение «шведско-украинские войска»,[2] хотя немногочисленные казаки Мазепы во время битвы находились в шведском обозе и в сражении не участвовали, о чем говорится в той же, кстати, энциклопедии, но в другой статье – «Полтавская битва 1709».[3] С другой стороны, российский исследователь И. Солоневич называет Полтаву «одной из замечательнейших фальшивок российской историографии».[4]

Все это сказано для того, чтобы было ясно, насколько историческая интерпретация военно-политического значения Полтавской битвы актуально на сегодняшний день.

В связи с тем, что военно-политическое значение Полтавской битвы неоднозначно оценивалось и оценивается различными историками, что нередко зависит от их политических взглядов и нередко – от политической конъюнктуры, в данной работе особое внимание будет уделено позиции дореволюционной, советской, современной российской историографии, в частности, работам В. О. Ключевского, Н. Костомарова, Е. Тарле, Н. Молчанова, В. Мавродина, Т. Крыловой, В. Артамонова и др.

Кроме того, автором курсовой работы специально были изучены взгляды украинских историков и тенденции современной шведской историографии с тем, чтобы полнее определить собственную позицию в отношении «полтавской баталии». Наконец, нельзя забывать, что интересную и глубокую оценку «полтавской баталии» дал Ф. Энгельс. Он писал, в частности: « . Карл XII сделал попытку вторгнуться в Россию; этим он погубил Швецию и воочию показал неприступность России».

Естественно, нельзя было обойти вниманием и солидную источниковую базу, которой располагаем мы по данному вопросу. В частности, хотелось бы остановиться на сочинениях Феофана Прокоповича «Слово похвальное о баталии Полтавской»[5] и Феофилакта Лопатинского «Служба благодарственная о великой Богом дарованной победе под Полтавой», а также сборнике «Письма и бумаги императора Петра Великого»,[6] где представлены в том числе приказы и отчеты о сражении под Полтавой.

Структура работы такова: сначала излагается общий ход сражения под Полтавой, дается оценка общих военно-политических итогов «полтавской баталии».

Отношения с освободившимися странами
Глава вторая об отношениях с освободившимися странами занимает то же место, что и в докладе 25 съезда КПСС. Вначале сразу бросается небольшое отличие. Здесь предпринята попытка анализа постколониального развития некоторых стран. Анализ включает в себя: 1. Освободившиеся страны идут по разным путям развития: по социалистическому и капит ...

Воссоединение Правобережной Украины с Россией
Во второй половине XVIII в. Речь Посполитая переживала период упадка. Феодально-крепостнический строй, и шляхетская анархия тормозили хозяйственное развитие страны. Ослаблением Польши воспользовались соседние Пруссия и Австрия. Они вынашивали планы расчленения Польши, стремились расширить свои владения за счет ее территории. Царская Ро ...

Искусство жизни
Для бытового поведения русского дворянина конца XVIII – начала XIX века характерны и прикреплённость типа поведения к определённой «сценической площадке», и тяготение к «антракту» - перерыву, во время которого театральность поведения понижается до минимума. Вообще для русского дворянства конца XVIII - начала XIX века характерно резкое р ...