Илоты

После вторжения дорийцев в Лакедемонию значительная часть местного населения (в основном, по-видимому, ахейского) была порабощена спартанцами и превратилась в рабов-илотов. Некоторые из них, добровольно признавшие главенство Спарты, вошли в состав Лакедемонского государства на правах так называемых периэков (букв. "живущих вокруг").

Завоеванная земля была разделена на примерно равные наделы и каждая семья спартиатов получила свой положенный по жребию земельный участок - «клер» - размером около 25 - 30 га. До периода разложения спартанского строя (конец IV-III вв до н.э.) клеры только наследовались, продавать или дарить их запрещалось[8].

К участку прикреплялись илоты, местные жители - непосредственные сельхозпроизводители, которым, под контролем специально уполномоченных лиц, надлежало вести хозяйство на клере. Так как спартиатам длительное пребывание на участке было запрещено - они находились постоянно в состоянии боевой готовности в Спарте - илоты продолжали вести своё хозяйство, отдавая определенную часть продукции - апофору - государству, не считались частной собственностью спартиатов и не подвергались непосредственной эксплуатации. Сначала размер подати составлял половину урожая, после второй Мессенской войны законом была установлена определенная норма, спартиат не имел права превышать ее по своему произволу. Излишки, оставшиеся после сдачи оброка, илот мог использовать по своему усмотрению, например, продать на рынке или оставить про запас. Ежегодная подать в виде масла, ячменного зерна, вина, плодов и сыра указывает, что часть клера была занята культурами, которые требовались государству. Кроме того, илоты выпасали скот и иногда участвовали в военных действиях: охраняли провиант, строили лагеря, выносили мертвых и раненых с поля боя. В бою их выставляли в качестве заслона впереди войска, подставляя по первый удар врага[9].

Вообще в отличие от рабов обычного или классического типа илоты пользовались некоторой хозяйственной самостоятельностью. Спартиат не имел также права убить или продать илота, поскольку рабы в Спарте считались, так же как и земля, которую они обрабатывали, собственностью государства, только государство обладало властью над жизнью и смертью илотов. Илоты могли передаваться в частные руки для эксплуатации, но лишь в пользование, их собственником оставалось государство2.

Право собственности на землю и население было основано на завоевании. В целях подавления сопротивления илотов организовывались криптии - дни, в которые самые сильные из илотов умерщвлялись спаритатами[10]. Цель таких тайных убийств - подавление возможного сопротивления илотов. Ежегодно каждому из илотов полагалось определенное количество палочных ударов, даже если он не совершил ни какой провинности. Более того, когда они переходили норму физической силы, которая подобает рабу, их наказывали смертью и на их хозяев налагали штраф за то, что они не сумели задержать физическое развитие илотов.

Хотя государство всеми силами старалось предотвратить восстания илотов, проводя ежегодные криптии, запрещая им ночью выходить из своей хижины и под угрозой наказания смертью приближаться к Спарте, сопротивление захватчикам продолжалось.

Двоякое положение илотов порождает вопрос об их социальном статусе. Илот в отличие от «настоящего» раба не был полностью лишен свойств субъекта права, он мог обращать свое имущество в капитал для приобретения другого имущества (например, земли) или получать новую собственность в дар от хозяина или другого лица. У «настоящего» раба собственность отсутствует, у илота, видимо сохраняется от его предков, эта собственность илота не фигурирует в отношениях между ним и его хозяином. В то же время в отношениях с хозяином илот лишен собственности на применяемые средства производства и эксплуатируется путем прямого внеэкономического принуждения1.

Огромная масса завоеванного мужского населения, трудившаяся на благо спартанского полиса должна была удерживаться в повиновении, а чтобы принудить невольников к труду нужно было дать им минимальную свободу хозяйствования на себя, таким образом и сформировался социальный статус илотов в спартанском обществе.

Как же шло возвышение Московского княжества?
При Иване Калите Москва была владением второстепенным и заключала в себе не более шести городов и менее шестисот миль территориального владения. При Иване III, через какие-нибудь сто пятьдесят лет, Московское княжество простиралось уже на пятнадцать тысяч квадратных миль. Это возрастание шло двояким путем - примыслов или путем завоевани ...

Ереси на почве монофизитства. Ересь афтартодокетизма. Полемика Севира Антиохийского и Юлиана Галикарнасского
Самый главный богословский спор внутри монофизитского мира—между Севиром Антиохийским, и Юлианом, бывшим епископом Галикарнасским, начался в 520-е гг. За несколько первых лет спора только его зачинщики написали друг против друга целые тома (антиюлианитские сочинения Севира, в основном, сохранились в переводе на сирийский, соответствующи ...

Маскарад
Маскарадное переодевание в принципе противоречило глубоким церковным традициям. В православном сознании это был один из наиболее устойчивых признаков бесовства. Поэтому европейская традиция маскарада проникала в дворянский быт XVIII века с трудом или же сливалась с фольклорным ряжаньем. Как форма дворянского празднества, маскарад был з ...