Новые представления
Страница 6

Этому всплывающему образу добавляют полнокровия и другие, постоянно появляющиеся фрагментарные воспоминания рядовых красноармейцев. Выступая на симпозиуме по военным операциям Красной Армии, бывший рядовой Л. Тарасюк описал свои впечатления о жизни в Красной Армии. Его служба началась в 1943 году, но его описание перекликается с описаниями его предшественников. Хотя и признавая, что "мы были подготовлены как надо, в основном духовно", он рассказал о своем первоначальном процессе "обезличивания", который неизбежно испытывали красноармейцы, так называемом "обряде дезинфекции":

"Это было мое первое шоковое столкновение с реалиями армейской жизни. Дезинфекция требовала снятия штатской одежды и ее обработки в специальных помещениях. Вы хорошо помните, что шла война, и каждый предмет одежды и обуви был очень ценен для наших семей. Поэтому нам сказали, что после дезинфекции мы сделаем узлы и отправим их своим семьям, чтобы те продали их или носили сами. После душа нас провели в помещение, где хранилось какое-то обмундирование, а потам отвели во двор, где какой-то - это трудно описать - мусор укладывали в кучи. Нам велели выбрать свои вещи, связать их в узлы и отправить домой. Но там не было вообще ничего, принадлежащего нам. Все забрали наши ротные старшины и продали на местном базаре".

Тарасюк также отметил поразившую ряды советских солдат этническую вражду:

"Следующее, что поразило меня больше всего - это невероятная вражда между военнослужащими. Я имею в виду не вражду между старшинами и рядовыми, а скорее между самими рядовыми. Понимаете, полк располагался неподалеку от города Фергана в Средней Азии (в Узбекской республике). Поэтому примерно половина рядовых была местными и нацменами. Остальные же были украинцами и русскими. Существовала страшная вражда, приводившая к дракам и очень опасным вещам вроде „фокстрота". Это когда суешь полоски бумаги между пальцев ног спящего и поджигаешь их - шутки ради".

Далее Тарасюк описал широко распространенные и массовые случаи краж среди рядовых, добавив:

"Если такое случалось в нашей роте, нас поощряли пойти в соседнюю роту и украсть то же самое у них - просто для замены. Это был метод воспитания - чтобы стать смелым до грани наглости".

Тарасюк вспомнил и вечно голодное состояние простых солдат, пока его дивизия находилась в резерве, и сразу же улучшившиеся условия питания на фронте - хотя и позаботился уточнить, что его голод никогда не шел ни в какое сравнение с тем, который преобладал среди гражданского населения в тылу. Прежде чем его дивизия вошла в Румынию, ему пришлось, как он вспомнил, выслушать "проповедь" о должном солдатском поведении, а потом, когда его дивизия углубилась в страну, он увидел как субъект, ранее читавший эту проповедь, вместе с двумя старшинами освобождает местную жительницу от сумки и часов.

Наконец, среди своих многочисленных впечатлений он вспомнил, какое сильное воздействие на русского солдата произвело то, что он увидел, освобождая Восточную и Центральную Европу. Это, больше чем что-либо другое, резко подчеркнуло существенную разницу между советским солдатом и его западными коллегами, и хорошо объясняло, почему Сталин запустил послевоенную пропаганду против "низкопоклонства перед Западом", чтобы стереть эти опасные впечатления.

Таким образом, хотя начало описания условий человеческого существования в Красной Армии и выявление человеческого лица солдата Красной Армии уже положено, остается сделать еще очень многое. Тот отрывочный и беглый взгляд на солдата и его жизнь помогает заполнить пробелы в современных архивных исследованиях. Однако пробелы эти будут адекватно заполнены только тогда, когда будут полностью открыты и исследованы все архивы, когда увидят свет тысячи таких же личных воспоминаний. А тем временем мы вынуждены довольствоваться лишь этими беглыми взглядами.

Наконец, хотя многие из подобных описаний универсальны в том смысле, что могут относиться к службе во многих армиях, их масштабы и схожесть выделяют Красную Армию из ряда любых других национальных армий. Учитывая громадное политическое и идеологическое давление на советского солдата, социальную структуру довоенного Советского Союза, классовые и этнические расколы в советском обществе и мрачные реалии жизни в тоталитарном советском государстве и в еще более тоталитарной Красной Армии, это вполне объяснимо. Более того (и, наверное, еще важней) - этот постепенно выявляющийся образ ни в коей мере не принижает жертвы, боли и страданий, испытанных солдатом Красной Армии на его пути к конечной победе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Хун Сюцюань – руководитель тайпинского восстания.
В условиях серьезного ухудшения положения значительные Массы сельских и городских низов могли принять участие в анти­правительственных выступлениях. Кроме того, в провинциях Южного Китая, где, собственно, и началось восстание, были весьма сильны традиционные противоречия между двумя груп­пами населения — пунти («коренные», или бэнъди на ...

Внешняя политика гетмана П. Скоропадского
Не в пример Центральной Раде, формально поддерживающей дипломатические отношения только с Центральными Державами: Германией, Австро-Венгрией и Оттоманской империей, Украинская Держава была признана 30 государствами. В Киеве располагались постоянные представительства 10 государств: сама Украина имела дипломатические миссии в 23 странах ( ...

Внешняя политика СССР на рубеже десятилетий
После ввода советских войск в Афганистан международная атмосфера резко изменилась, вновь приобретая черты конфронтации. В этих условиях победу на президентских выборах в США одержал сторонник жесткого подхода к СССР Р. Рейган, называвший Советский Союз "империей зла". В США стали разрабатываться планы стратегической оборонной ...