Историография
Страница 13

инициаторов" (подчеркнуто мною. - О.Ч.) образования СССР. Очевидно, это было реакцией на слова М.С. Горбачева, ставшего во время написания книги генеральным секретарем ЦК КПСС. А он говорил, что Советская Украина была инициатором создания Союза вместе с Российской Федерацией и другими республиками*(40).

В книге, конечно, упоминается о борьбе с украинскими национал-уклонистами, причем позиция председателя Совнаркома Украины Х. Раковского прямо называется конфедералистской. Кроме того, упоминается в этой связи Шумский, которого в известных документах обычно не отмечали*(41). Вместе с тем Н.А. Скрыпник изображается как противник конфедерализма.

В целом же в украинской книге проблема Конституции Союза освещается, пожалуй, даже меньше, чем в работах закавказских авторов.

Резко отличается от советской литературы вопроса новейшая книга П. Музыченко "История государства и права Украины", вышедшая в Киеве в 2001 г. Она носит ярко антисоветский и антикоммунистический характер, но дело не в этом. Важнее, пожалуй, то, что автор занимается фальсификацией истории, причем идет порой по линии извращения фактов, которые сам же приводит. К примеру, голод на Украине в 1921 г. объясняется политикой продразверстки, хотя тут же в книге приводятся данные о катастрофическом неурожае вследствие засухи, которая привела к тому, что крестьяне не собрали даже того, что посеяли. Интересно, как можно было проводить продразверстку в условиях отсутствия самого объекта разверстки? Автор вынужден признать колоссальный подъем культурного строительства на Украине в 20-х гг., притом именно по линии коренизации. Однако объяснения этому фактически не дается. Получается, что организовывали такой подъем не Советское государство и не Коммунистическая партия, а какая-то неведомая сила.

О Конституции СССР 1924 г. и даже вообще об образовании СССР, в котором активную и своеобразную роль сыграла Украина, в книге даже не упоминается.

Любопытную диссертацию по истории Грузии подготовил Э.Щ. Нариманидзе. Конечно, в духе современных настроений она также полна антикоммунизма, антирусизма и даже антиосетинизма. Это все понятно. Однако, как и у П. Музыченко, у грузинского автора не вяжутся концы с концами. Диссертация "Национально-освободительное движение в Восточной Грузии в 1921-1924 гг." должна была показать борьбу грузинского народа против Советской власти, однако народа-то в ней и не видно. Сам автор признается, что были лишь разрозненные отдельные выступления, которые трудно назвать даже движением. Недаром и виднейший грузинский меньшевик И. Церетели отказался примкнуть к тому, что автор называет восстанием 1924 года.

Автор называет провозглашение Советской власти в Грузии "российской оккупацией", однако сам же говорит о слабости Красной Армии. Включение Грузии в Закавказскую Федерацию, а затем в Советский Союз, по его словам, было произведено силой. Но какой тогда силой?

Э. Нариманидзе в конце своей работы делает рискованное утверждение. Оказывается, что в Грузии и после 1924 г. шла подпольная борьба против Советской власти, если так, то, может быть, сталинские репрессии здесь имели под собой основание?!

Проблема истории первой Конституции Союза, конечно, не могла не отразиться и в учебной литературе второй половины 20-го - начала 21-го века. В 1962 г. вышел первый учебник по истории государства и права СССР, написанный историками-юристами, под редакцией К.А. Софроненко. Он призван был заменить собой упоминавшийся уже учебник, появившийся в конце 40-х гг., под редакцией А.И. Денисова. Однако новый учебник сразу был разгромлен на высочайшем уровне - в ведущем идеологическом органе страны - журнале "Коммунист". Одним из главных (если не главным) объектов критики, вернее, поводом для нее, было то, что авторы недоругали И.В. Сталина. А после XXII съезда КПСС ни одна книга не выходила без того, чтобы не лягнуть покойного вождя. А вот авторы учебника позволили себе эту роскошь. Я должен повиниться, что такое преступление совершили не все авторы, а один, и именно автор настоящих строк. Я очень подвел редактора (ругали-то, конечно, Ксению Александровну Софроненко, а не меня, мое имя даже не упоминалось). Бедная Ксения Александровна безмерно доверяла мне и нисколько не правила мой текст, а я вполне умышленно, с прямым умыслом, не стал поливать грязью Сталина по той простой причине, что считал неприличным пинать мертвого льва. Книга, конечно, не восхваляет вождя, но обходится фигурой умолчания, и именно в вопросах образования СССР и первой Конституции Союза. В параграфе по этим сюжетам я просто не стал говорить о роли Сталина в образовании СССР, в том числе и в знаменитом вопросе об автономизации, хотя, конечно, отметил ошибочность этой идеи, но в спокойных тонах.

Страницы: 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

История рассекречивания «Записок» Екатерины II
С этого времени в истории «Записок» Екатерины начался второй период – от смерти автора до завоевания их новой печатью. С 1796 по 1858 г. «Записки» Екатерины – секретный государственный документ, который власть имущие держат в глубокой тайне. Однако даже последовательными усилиями Павла I, Александра I, Николая I и Александра II эту тайн ...

Просвещенный абсолютизм.
Развитие и воплощение начал "просвещенного абсолютизма" в России приобрело характер целостной государственно - политической реформы, в ходе которой сформировался новый государственный и правовой облик абсолютной монархии. При этом для социально-правовой политики было характерно сословное размежевание: дворянство, мещанство и к ...

Либеральное движение в конце XIX в.
При Александре III либеральное движение переживало трудные времена. Министр внутренних дел Д.А.Толстой борьбу с земским либерализмом сделал одним из направлений своей политики. "Земский союз" вынужден был прекратить свою деятельность. Вскоре последовала земская контрреформа. Многие земские работники в то время ушли в "ма ...