Исторические материалы » Конституция 1924 года » Источники Основного закона

Источники Основного закона
Страница 1

Первая Конституция Союза была законом социалистического государства в том его понимании, о котором мы уже говорили, т.е. законом государства строящегося социализма. Естественно, что она опиралась на соответствующие идеологические основы, т.е. на теорию марксизма-ленинизма. Маркс и Ленин предполагали, что при строительстве социализма и коммунизма пролетариат, общество не смогут обойтись без государства. А раз необходимо государство, значит, соответственно, необходимо и право, и создающее его законодательство. Однако вот здесь, в ходе создания Советского Союза, и возникла проблема: необходима ли для нового, союзного государства Конституция, Основной закон, или можно обойтись Договором об образовании СССР. В марксизме специального ответа на такой вопрос не было, поскольку Маркс, как известно, в принципе отрицательно относился к федерации, а в унитарном государстве, демократической, парламентской республике Основной закон, очевидно, подразумевался.

Для Ленина, признавшего федерацию необходимой для пролетарского государства, во всяком случае, нашего, вопрос о Конституции уже не был столь прост. Мы помним, что еще в 1918 году В.И. Ленин, хотя и не был инициатором создания первой советской Конституции, принимал достаточно активное участие в ее подготовке и принятии. Что же касается Конституции СССР, то Ленин специально на этот счет не высказывался. Его занимали больше интересы существа дела, а не формы.

Так или иначе, но марксистско-ленинские идеи о государстве, о его природе и о свойствах нашли свое отражение в Основном законе. Это идеи о диктатуре пролетариата, о Советах, пролетарской демократии и т.п. Особое значение, разумеется, имели ленинские мысли о национальном вопросе, о борьбе с шовинизмом, о пролетарском интернационализме.

Конечно, у первой Конституции Союза имелись и юридические источники. Главным из них в определенном смысле стал Договор об образовании СССР, который, по существу, был развернут в Конституцию. Не следует отождествлять Договор, утвержденный Первым съездом Советов Союза, - документ, который первоначально имел, вообще говоря, международно-правовое значение, - с договором, ставшим частью Основного закона, его главным разделом. Они по содержанию резко отличаются, но и сам Договор, не меняясь первоначально по содержанию, изменял свою правовую природу. Когда Конференция полномочных представителей республик, образующих СССР, 29 декабря 1922 г. приняла его, а на следующее утро ее члены подписали этот важнейший акт, то Договор по существу был актом международно-правовым, поскольку был заключен суверенными государствами и выражал их суверенную волю.

Но на Первом съезде Советов он изменил свою природу. Всесоюзный съезд Советов, ставший в соответствии с Договором первым органом нового государства, сделал из Договора, по существу, закон, ибо высший орган государства может оформлять договоры с другими государствами, но не со своими частями, членами Федерации. И хотя принятие Договора предполагало его дальнейшее рассмотрение ЦИКами союзных республик и получение отзывов от них, все-таки перезаключать его никто не собирался. Следовательно, Договор как бы превращался в закон.

Правда, порядок введения Договора в действие предполагался настолько сложным, что фактически привел к созданию совершенно нового текста, к тому же не как самостоятельного закона, а лишь как раздела Конституции. Впрочем, юридическая оценка трансформации Договора в раздел Конституции очень сложна и противоречива.

Пленум ЦК РКП(б) 18 декабря 1922 г., обсуждавший "Проект договора с Союзными Советскими Республиками", постановил в "строго секретном" порядке, что I съезд Советов Союза должен: "Выработать текст договора"*(83). Как уже отмечалось, реально такой текст был выработан Конференцией полномочных делегаций республик накануне съезда. Этот проект должен был быть передан на одобрение ЦИКов союзных республик в сессионном порядке. С.И. Якубовская говорит о предполагаемой ратификации Договора*(84) республиками, что, очевидно, не совсем точно. В решении съезда говорилось лишь об отзывах республик на Договор*(85).

Не очень ясно в постановлении ЦК говорится о моменте вступления в действие Договора: "Текст договора вводится в действие немедленно по одобрении его ЦИКами договаривающихся республик и утверждении следующей сессией союзного ЦИК"*(86). Все-таки, немедленно по одобрении республиками или только после утверждения ЦИКом Союза? Съезд решил вопрос более точно. Из его постановления следует, что республики только обсуждают проект и отзываются о нем, а ЦИК Союза утверждает текст Договора и "немедленно вводит его в действие". Сессию ЦИК Союза предполагалось созвать в апреле 1923 г., и, следовательно, до этого момента договор нельзя считать безоговорочно действующим, хотя он уже, как говорилось, превратился в закон и даже стал претворяться в жизнь. Например, на его основе начали создаваться высшие органы власти Союза - ЦИК, его Президиум. Правда, основная масса их будет сформирована лишь после II сессии ЦИК и уже на основе не Договора, а Конституции.

Страницы: 1 2

Ученые Кавказа о Кавказской войне.
Война на Кавказе настолько не изучена, что даже в любой энциклопедической статье, претендующей на строгую научность, можно чуть ли не после каждого слова поставить вопросительный знак. Начиная прямо с самого заголовка (Кавказская? война?) и дат ее начала (1817?) и тем более ее окончания (1864?). Единства мнений не существует до сих пор. ...

Формирование Белорусской народности
Начало формированию белорусской народности было положено в период существования союзов племен и создания на территории Беларуси Полоцкого, Туровского, Смоленского и других княжеств. Вхождение белорусских земель в состав Великого княжества Литовского создало условия для дальнейшего формирования белорусской народности. Необходимость сов ...

Возникновение и основные этапы развития царского культа. Зарождение царского культа при Селевке Никаторе
Селевк, сын Антиоха и Лаодики, македонянин из маленького местечка Эвропос. В отличие от Кассандра и Лисимаха, Селевк вплоть до 301 г. до н.э., управлял территориями, удаленными от Эллады на тысячи километров – верхними сатрапиями Азии. В подчинении у этого диадоха не было старых греческих полисов, и ему не приходилось заботиться о стат ...