Заключение
Страница 1

Когда 35 европейских стран, включая Соединенные Штаты и Советский Союз, подписали 1 августа 1975 года Хельсинкский Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, это повлекло за собой ряд событий, которые завершились падением Берлинской стены и надолго наложили отпечаток на международные отношения.

Почему власти СССР не сумели разглядеть в предложении Запада типичного «Троянского коня», можно понять только теперь, анализируя Хельсинкский пакт, а также опыт поражений СССР и современной России. Такой анализ, несомненно, нужен, так как мы всё ещё «пасём» того «Троянского коня», хотя из него продолжают десантироваться чужие воины - теперь это воины «оранжевых революций».

Анализ Хельсинкских соглашений и их предпосылок показывает, что Советский Союз пошел на этот шаг из прагматических соображений. Первая «корзина» Хельсинкских соглашений предусматривала нерушимость границ, существовавших на тот момент в Европе. У Советского Союза, как ему казалось, появилась возможность увековечить завоевания 1945 года не только де-факто (благодаря превосходству обычных вооруженных сил в Европе эта задача была, казалось, решена навсегда), но и де-юре. Взамен принимались не очень понятные тогдашним советским чиновникам требования по «третьей корзине» - свободное передвижение людей через границы, распространение иностранной печати и звуковой информации, право наций на самоопределение.

«Первая корзина» содержала так много приятных вещей (в первую очередь признание ГДР в качестве полноправного государства), что, в конце концов, Брежнев и его коллеги по Политбюро решили проглотить и малопонятный гуманитарный довесок из «третьей корзины». Казалось, игра стоила свеч, тем более что требования «третьей корзины» Советский Союз всеми силами саботировал и минимизировал почти до самой своей смерти.

Иностранная печать для широких советских масс ограничивалась коммунистическими «Морнинг стар» и «Юманите», разрешение на выезд было необходимо вплоть до 1989 года, иностранное вещание на русском языке глушилось до 1987 года. Пришлось, правда, разрешить советским гражданам выходить замуж и жениться на иностранцах, а также воссоединять разделенные границами семьи (об этом в Хельсинкском Заключительном акте были отдельные разделы). Но и это отступление от сталинской семейной политики (при Сталине браки с иностранцами были, как известно, запрещены) было обставлено такими унижениями, что ущерб был, казалось, минимальным.

И все же, как теперь становится ясно, «третья корзина» перевесила первую, хотя в это не верили многие как в советском блоке, так и на Западе. «Заглотнув в 1975 году наживку в виде признания границ в Европе, советское руководство оказалось на крючке, с которого уже не смогло соскочить, а когда Горбачев согласился в конце 80-х годов обсуждать на международных саммитах гуманитарные вопросы вместе с разоруженческими и политическими вопросами, этот крючок начал действовать вовсю.

Несмотря на все попытки властей в некоторых странах Восточного блока подавить деятельность правозащитных движений, Заключительный акт Хельсинкского совещания стал важнейшим документом на пути к преодолению раскола европейского континента. Выступая с инициативой начать процесс разрядки напряженности, восточноевропейские страны рассчитывали, прежде всего, добиться гарантий собственной территориальной целостности, но именно этот процесс в период с 1975 по 1990 годы в значительной степени способствовал краху Восточного блока.

В результате произошедших в Европе геостратегических перемен завершилось и противостояние между Востоком и Западом, которое в прошлом неоднократно грозило вылиться в третью - уже ядерную - мировую войну.

[1] - См.: Соколов А.К., Тяжельникова В.С. Курс советской истории, 1941-1999. - М.: Высш. шк., 1999. С.193.

[2] - См.: Ратьковский И. С., Ходяков М. В.История Советской России - СПб.: Издательство "Лань", 2001. С.412.

[3] - См.: История России, 1945—2008 гг. : кн. для учителя / [А.В. Филиппов, А.И. Уткин, С.В. Алексеев и др.] ; под ред. А.В. Филиппова. — 2_е изд., дораб. и доп. — М. : Просвещение, 2008. С.241.

Страницы: 1 2

Л.В. Канторович – лауреат Нобелевской премии
Русский экономист Леонид Витальевич Канторович родился в 1912 году в Санкт-Петербурге, Россия. Русская революция началась, когда ему было пять лет, во время гражданской войны его семья бежала на год в Белоруссию. В 1922 г. умер его отец, Виталий Канторович, оставив сына на воспитание матери, урожденной Паулины Сакс. Канторович проявлял ...

Революционная ситуация на рубеже 70-80-х годов
Крестьянская реформа не смогла решить проблемы в сельском хозяйстве страны. Помещичье землевладение оставалось главным тормозом в его развитии. В деревне росло малоземелье, увеличивались недоимки и нищета. Заметно возросла арендная плата за землю. Тяжело сказались на состоянии крестьянских хозяйств неурожаи 1879-1880 гг. В конце 70-х го ...

Строгановы-аристократы и благотворители.
В XVIII веке, когда начался процесс "одворянивания", то есть получения купцами дворянских званий, Строгановы одними из первых смогли совершить переход в привилегированное сословие. В 1722 году Александр, Николай и Сергей Григорьевичи Строгановы "за заслуги предков" были возведены в баронское достоинство. Потомки Стро ...