Исторический опыт НЭПа
Страница 1

Внедрение принципов новой экономической политики в сельское хозяйство началось весной 1921г. при выполнении решений Х съезда РКП (б) о замене продовольственной разверстки продналогом и допущении товарообмена в пределах местного хозяйственного оборота. Первоначально большевики рассчитывали обойтись без торговли, рынка и денежного обращения, предлагая крестьянам обменивать излишки своей продукции на принадлежащие государству промышленные товары по фиксированным натуральным эквивалентам. Однако крестьяне предпочитали рыночным отношениям куплю-продажу товаров за деньги.

В конце 1923г. произошел резкий скачок цен на промышленные товары массового спроса по сравнению с ценами на сельскохозяйственную продукцию. Промышленные товары были очень дорогими и плохого качества. Государственные цены на зерно были очень низкими и часто не покрывали даже себестоимости. Выращивать скот и технические культуры было гораздо выгоднее. Крестьяне не спешили продавать зерно, предвидя возможность его сбыта частным лицам по более высоким ценам. Дефицит товаров и низкие закупочные цены привели к тому, что сельские производители выращивали зерно, исходя из собственных потребностей. Такая политика крестьян объяснялась к тому же негативным опытом «военного коммунизма», в частности продразверстки. Сельские производители боялись быть зачисленными в «класс кулаков», для чего было достаточно, как отмечает Н. Н. Верт, «нанять сезонного рабочего, иметь сельскохозяйственную технику, чуть менее примитивную, чем обычный плуг, или держать две лошади и четыре коровы»[1].

Следствием этого стал первый кризис нэпа, вызванный «ножницами цен». Из-за низкой платежеспособности крестьян и искусственно завышенных цен на промышленные товары возникли затруднения с их сбытом, вследствие чего ухудшилось положение на государственных предприятиях, нечем стало платить зарплату рабочим. Кризис был разрешен административными мерами: цены на промышленную продукцию были снижены на 30%.

В 1921-1923 гг. в промышленности была проведена реформа, суть которой заключалась в том, что в государственном секторе были выделены наиболее крупные и эффективные предприятия, более или менее обеспеченные топливом, сырьем. Они подчинялись непосредственно ВСНХ. Остальные подлежали сдаче в аренду.

Предприятия, подчиненные ВСНХ, объединялись в тресты, деятельность которых должна была строиться на самофинансировании и самоокупаемости. Убыточные и нерентабельные предприятия закрывались.

Тимошина Т.М. приводит следующие сведения о количестве предприятий, принадлежавших по аренде частникам: на октябрь 1923 г. - 95 (общее число заводов - 164), на октябрь 1924 г. - 78 (общее число заводов - 167). Однако, несмотря на обилие арендованных частными лицами заводов, число рабочих в них составляло всего 15, 3% от всех, занятых в арендованной промышленности. Представления о безграничной свободе частного предпринимательства в период нэпа не совсем точны, так как отдел губсовнархоза имел право утверждать или не утверждать программу работы частного предприятия.

Прекрасное знание своего дела и умение организовать производство выгодно отличало частных арендаторов от новых руководителей государственных предприятий и кооперации. «В конце 1925г. производилась инвентаризация основных фондов ленинградской цензовой промышленности. Она показала, что выпуск продукции на единицу основных фондов в госсекторе составлял величину 0,96, а на частных предприятиях - 2,3»[2].

Нельзя не отметить экономической целесообразности использования государством частного капитала: за счет налогов содержались законсервированные заводы и фабрики, народное образование. Однако, несмотря на выгоду частного предпринимательства, отношение к индивидуальному хозяйству со стороны государства было негативным. Следовательно, абсолютно оправданным выглядит нежелание частных предпринимателей расширять производство, что, конечно же, связано с неуверенностью в будущем, с оценкой их деятельности со стороны РКП (б) и государства. Они знали о курсе партии на вытеснение «несоциалистических укладов» в народном хозяйстве страны и потому поддерживали свое производство в масштабах, позволяющих быстро свернуть его при первой необходимости.

Все это приводило к тому, что к 1929г. частная промышленность утратила свое значение в экономике государства, а официально причина этого явления трактовалась как общая тенденция к закрытию мелких промышленных предприятий, не могущих составить конкуренцию крупным предприятиям государственного сектора.

Страницы: 1 2

Первые годы правления Ивана III.
В конце 1461 г. был раскрыт заговор в Москве. Его участники хотели освободить томящегося в неволе серпуховского князя Василия Ярославича и поддерживали связь с лагерем эмигрантов в Литве - политических противников Василия II. Заговорщики были схвачены и в начале 1462 г., в дни Великого поста преданы мучительной казни. Кровавые события ...

Князь и княжеская власть в сознании и самосознании русского общества второй половины XI – первой трети XII вв.
Самосознание: князья считали опорой православной веры. Должен осуществлять государственное управление, не доверяя своим посадникам и сборщикам даней. Должен сам ведать конюшней, контролировать все стороны походной жизни. Князь должен защищать права лично-свободных, обедневших людей. Нравственный облик должен соответствовать христианским ...

Князь и княжеская власть в едином Русском государстве (середина Х – начало ХI в.). Реформы княгини Ольги
В середине Х в. Русское государство находилось в кризисе, так как у власти оказался ребенок (сын Игоря Святослав). Святослав Игоревич был очень юн, поэтому он нуждался в регенте, им стала Ольга, его мать. Ольга была из Пскова, ее имя скандинавского происхождения. Можно предположить, что она из рода конунгов. Она жестоко и кроваво подав ...