Исторические материалы » Российско-арабские взаимоотношения при Екатерине II

Российско-арабские взаимоотношения при Екатерине II
Страница 2

Характерно, что уже в 1765 г. обнаружились противоречия между Н.И. Паниным и Г.Г. Орловым относительно направления русской политики. Первоприсутствующий Коллегии иностранных дел, не поощрил начинание Г.Г. Орлова, отказавшись оплатить расходы Саро, связанные с поездкой в Грецию. Иностранная коллегия уже имела неудачный опыт общения с черногорцами и посылки им субсидий, тратившихся вне прямого назначения. Летом 1768 г., накануне войны, вопрос о целесообразности вовлечения греков в борьбу с турками, по-видимому, обсуждался в кругу близких к императрице лиц и Н.И. Панин был противником подобного плана11.

С начала 1768 г. русско-турецкие отношения вновь обострились, стало очевидным, что войны с Турцией в ближайшее время избежать не удастся, и императрица предприняла несколько важных шагов. Ранней весной она направляет в Венецию в качестве поверенного в делах России при Венецианской республике и итальянских дворах маркиза Маруцци, якобы, для переговоров о заключении торгового трактата. Между тем, полагаясь на широкие связи в Средиземноморье этого венецианского грека аристократического происхождения, Екатерина доверяет ему весьма деликатные поручения, связанные с ее политикой в Средиземноморье.

Тогда же ранней весной императрица предоставляет А.Г. Орлову увольнение от службы с правом выезда за границу. Версия относительно того, что причиной отставки была тяжелая и продолжительная болезнь Алексея Орлова, казалось бы, подтверждается хранящимися в РГАДА прошением А.Орлова и указом императрицы и принимается большинством исследователей, однако бумаги, сопровождавшие выезд Алексея Орлова за границу, не оставляют сомнения в том, что он отправлялся в Италию с тайной политической миссией (кроме брата Федора его сопровождали два офицера, один из которых вскоре оказался в Черногории, где российские агенты вели набор воинских отрядов, предназначенных поддержать российские операции в Средиземноморье)12.

Наконец, произошли некоторые перестановки в дипломатических назначениях. В частности, летом 1768 г., когда между Н.И. Паниным и братьями Орловыми шли споры о целесообразности использования греков в надвигающейся войне, Екатерина II посылает в Лондон своим послом члена Адмиралтейской коллегии графа Ивана Григорьевича Чернышова. Его пребывание на этом посту оказалось кратковременным, но за этот срок Иван Чернышев сумел обеспечить доброжелательный нейтралитет и даже поддержку Англией средиземноморской операции России. Вернулся он в Петербург год спустя уже в качестве вице-президента Адмиралтейской коллегии.

И все-таки все известные документы, относившиеся к предвоенному времени, в том числе переписка Екатерины с И. Чернышовым, не содержат и намека на подготовку экспедиции: А.Г. Орлов едет в Италию для лечения, маркиз Маруцци должен заниматься торговым трактатом с Венецией, а И.Г. Чернышев продолжать переговоры о заключении англо-русского союза. Однако ни один из них не преуспел в своих публично означенных делах, зато каждый сыграл важную роль в организации Архипелагской экспедиции. Это несоответствие официального предназначения реальной миссии может быть объяснено глубокой тайной, в которой происходило обсуждение плана операции. Вероятно, этот план до начала войны имел лишь общие очертания и существовал преимущественно в головах Орловых и Екатерины, которая делала лишь первые шаги к его исполнению (кстати, в 1768 г. были заложены новые суда, о степени готовности которых к выходу в море "какой бы им вояж ни был предписан", запрашивала императрица в декабре 1768 г.)13.

В сущности к этому времени Россия не была готова к войне, на которую Франция настойчиво толкала Порту. Как доверительно сообщал в начале 1768 г. Н.И. Панин князю Н.В. Репнину, российскому резиденту в Польше, "не время еще доходить нам с Портою до разрыва" 14, а в октябре того же года, еще не зная, что этот разрыв состоялся, Екатерина с надеждою писала И.Г. Чернышову в Лондон: “Турки, по-видимому, нынешний год, а, может быть, и впредь не намерены нас беспокоить"15. Война заставила вплотную заняться организацией экспедиции.

Вместе с тем, экспедиция существовала в планах Екатерины II в контексте более широких задач ее политики в Средиземноморье.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Реформа управления экономикой
В мае 1957 г. ликвидацией отраслевых министерств и созданием совнархозов началась реализация одной из крупных реформ, осуществленных в годы руководства Н.С. Хрущева. После XX съезда страна находилась на подъеме. Пятая пятилетка по ряду показателей была выполнена досрочно. Среднегодовые темпы прироста промышленного производства были весь ...

Советский солдат Второй мировой войны
В большинстве боевых донесений Второй мировой войны на советско-германском фронте человеческий фактор в основном отсутствовал в куда большей степени, чем в любой другой предыдущей или последующей войне. Это выглядит особенно парадоксальным, учитывая беспрецедентную жестокость данной войны и катастрофические человеческие страдания с обеи ...

Ход событий Февральской революции 1917
25 февраля 1917 г. массовые демонстрации под лозунгами «Хлеба!» и «Долой самодержавие» переросли во всеобщую политическую стачку. На другой день к ней стали присоединяться войска. 27 февраля Совет Министров послал царю в Ставку (Могилев) телеграмму с просьбой о коллективной отставке и разошелся. 28 февраля многие министры, включая Предс ...