Исторические материалы » Второе ополчение 1611-1612 гг. и избрание новой династии

Второе ополчение 1611-1612 гг. и избрание новой династии
Страница 5

В период нахождения отрядов Нижегородского ополчения в Ярославле Минин и Пожарский вели переговоры с Австрией, стремясь на это время обезопасить северо-восток России. В результате этих переговоров Польша оказалась на какое-то время изолирована от вероятных союзников.

Нижегородское ополчение во главе с Мининым и Пожарским 27 июля 1612 года выступило из Ярославля, имея в своих рядах, вместе с татарским отрядом из Касимова, около десяти тысяч человек. Перед походом отслужили молебен в Спасской церкви и получили благословение на одоление врагов у митрополита Ростовского и Ярославского Кирилла (Завидова). Стоит отметить, что главной святыней ополчения являлась Казанская икона Божией Матери. Священный образ Богородицы помогал ополченцам по-своему – укреплял их дух и веру.

Тем временем Александр Гонсевский со своим воинством оставлял Москву. Из столицы он вывозил многие драгоценности и реликвии. Вместо войска Гонсевского Московский Кремль занял отряд польского полковника Николая Струся. Зная о движении нового ополчения, Струсь обратился к королю Сигизмунду с просьбой о подкреплении. Последний выделил из вооруженных сил Польши и Литвы войско численностью около двенадцати тысяч человек под командованием гетмана Яна-Карла Ходкевича.

14 августа 1612 года отряды Нижегородского ополчения подошли к Троице-Сергиевой обители. Здесь ратники стояли четыре дня, до получения тревожных известий о продвижении войск Ходкевича к Москве. 18 августа иноки обители с иконами святых провожали ополченцев. Через два дня армия Минина и Пожарского подходила к столице. Незадолго до этого атаман Заруцкий покинул казачий стан под Москвой и ушел в Коломну, а от князя Трубецкого к руководителям нового ополчения прибыли послы с предложением действовать сообща против Ходкевича, но под общим командованием Трубецкого. Предложение было отвергнуто. Тем не менее, когда ополченцы расположились на левом берегу Москвы-реки у Крымского брода, Трубецкой предложил Пожарскому обосноваться в обжитом казацком стане, но снова получил отказ. Я уже отмечал, что казаки Заруцкого и Трубецкого прежде успели присягнуть новому самозванцу, поэтому Минин и Пожарский имели все основания считать неустойчивые казацкие отряды и их командиров ненадежными соратниками для спасения России. Было решено ополченческую рать с подмосковной не смешивать, держаться отдельными станами, но биться вместе по договоренности.

21 августа Ходкевич выступил из села Вяземы и остановился на Поклонной горе. Пожарский понял, что противник во что бы то ни стало хочет, опередив ополченцев, пробраться в Кремль, усилить польский гарнизон, снабдив его продовольствием и давая, таким образом, возможность продержаться до прихода в Москву большого войска короля Сигизмунда. Положение ополченцев было крайне тяжелым. Предстояло одновременно вести бои с наступавшим Ходкевичем и в то же время с тыла отражать удары вражеского гарнизона Струся, засевшего в Кремле. На следующий день состоялось сражение. Несмотря на свой полководческий опыт и значительную военную силу Ходкевич не сумел прорваться в Кремль и вынужден был отступить. Вылазка осажденных поляков также была пресечена с большими для них потерями и утратой знамен, после чего полковник Струсь уже не пытался вести боевые действия против ополченцев. 23 августа обе стороны готовились к решительной схватке, начавшейся утром следующего дня. Поляки сильно потеснили русских, но помощь стоявших под Москвой казаков Трубецкого, с которыми во время сражения удачно провел переговоры келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын, а также дерзкий рейд в стан противника отряда под командованием Минина, помогли переломить ход военных действий. Н.И. Костомаров так описывает происходившие события: «…Минин сказал Пожарскому: «Князь, дай мне войска, я пойду».

«Бери, сколько хочешь!» – сказал князь… Минин взял с собой людей, перешел реку, ударил на поляков у Крымского двора и сбил их. Тем временем завязался свирепый бой у казаков на Пятницкой улице… Наконец, поляки не выдержали, подались и побежали… Ходкевич увидел, что все у него пропало… и приказал трубить своим, чтоб уходили к Воробьевым горам».[7]

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Маскарад
Маскарадное переодевание в принципе противоречило глубоким церковным традициям. В православном сознании это был один из наиболее устойчивых признаков бесовства. Поэтому европейская традиция маскарада проникала в дворянский быт XVIII века с трудом или же сливалась с фольклорным ряжаньем. Как форма дворянского празднества, маскарад был з ...

Социально-экономические отношения в Казахстане XVI – в начале XVIII веков. Территория и население
Социальная структура общества предполагает рассмотрение общества как целостной системы, имеющей внутреннюю дифференциацию, причем различные части этой системы находятся в тесной взаимосвязи между собой. Различные социальные общности людей в реальной жизни постоянно взаимодействуют между собой, взаимопроникают друг в друга. Отношения кла ...

Первые исследования явлений социальной патологии (на примере, профессионального нищенства)
Ярким свидетельством внимания российского общества к проблемам благотворительности стало появление на рубеже ХIХ-ХХ вв. исследований, посвященных анализу явлений социальной патологии: нищенства, проституции, пьянства, самоубийства. Рассмотрим исследование проблемы профессионального нищенства в этот период. И. Прыжов в работе «Нищие на ...