Отношение государства к караимам.
Страница 5

1 июля 1868 г. Таврический и Одесский караимский гахам пишет письмо Таврическому и Одесскому Караимскому Духовному Правлению, в котором он приводит цитату из статьи 270 IV тома устава о земских повинностях, в соответствии с которой от военного постоя освобождаются: п. 5 … а также караимские синагоги и училища с принадлежащими к ним зданиями. Тут же гахам предлагает Таврическому и Одесскому Караимскому Духовному Правлению просить Евпаторийскую Городскую Думу освободить караимское духовенство от платежа квартирных и других повинностей с домов, где они учительствуют.(АРХИВ 241,1,120 с 1)

5 ноября 1881 г. Министр Внутренних Дел написал отношение Одесскому Временному генерал-губернатору «О том, что ограничительные для евреев постановления не распространяются на караимов».

Тут сказано, что евпаторийский караимский гахам ходатайствует о разъяснении подлежащим учреждениям, что упомянутые в законе постановления для евреев к караимам применяемы быть не могут. Тут же указано, что, по словам гахама, в некоторых губерниях возникают недоразумения относительно прав караимов, причем административные учреждения приравнивают караимов к евреям и применяют к ним существующие в законе для последних ограничения.

В этом документе Министр Внутренних Дел просит Одесского генерал-губернатора разъяснить подведомственным ему административным учреждениям и лицам, что ограничительные постановления, заключающиеся Своде Законов относительно евреев, не должны быть применяемы к караимам.

Документы аналогичного содержания были посланы к Киевскому, Подольскому, харьковскому и другим генерал-губернаторам.

Из этого документа мы видим, что, несмотря на вносимые в законы поправки относительно караимов, на местах их часто принимали за евреев и применяли соответствующие законы.

7 ноября 1881 г. вышло Распоряжение Министерству Внутренних Дел.

Вследствие заявления евпаторийского караимского гахама, Министр Внутренних Дел просит местные власти разъяснить подведомственным им местам и лицам, что на основании закона, караимы пользуются всеми правами, предоставленными коренным русским подданным, и принадлежат к признанному исповеданию, отличающемуся от вероисповедания евреев.

В 70-х гг. увеличивается количество караимской молодежи в средних учебных заведениях. Окончив их караимы, как и все, поступали на государственную службу, куда имели свободный и беспрепятственный доступ. Среди караимов начали встречаться учителя государственных учебных заведений, чиновники и т. д.

В честь коронации императора Александра III в 1883 г. было пожаловано Таврическому магометанскому муфтию и Таврическому караимскому гахану звание «Высочество». Этим актом правительство еще раз подтверждает свой взгляд на равнозначность духовной епархии татар и караимов, как это было в 1837 г.

За короткое время царствования императора Александра III (1881 – 1894) , особенно покровительствовавшего караимам, число интеллигенции среди них в Крыму значительно увеличилось, так как молодежь охотно поступала на государственную службу. [кар энцикл т 1 с 113 – 121, 122- 123] Среди караимов имелись члены Государственного Совета и Думы, городские головы. [Наука и религ 9 сент 93 с. 33]

Представители караимского духовенства, бывая в столице, пользовались гостеприимством царской семьи. Гаханы С. Пампулов и Х. С. Х. Шапшал имели право благословлять царского наследника на родном караимском языке, положив ему руку на голову. В 1883 г. по случаю коронации Александра III гахану С. Пампулову было пожаловано высокое звание. К 300-летию Дома Романовых караимского гахана, главу Таврической епархии, наградили российским орденом.

Караимы, их богатая культура и история, всегда вызывали пристальный интерес со стороны государственных правителей. При посещении главами государства Крыма в программу обязательно включалось посещение памятников караимского народа. Особое внимание всегда уделялось крепости Чуфут-Кале.

В 1817г. крепость посетил Великий Князь Михаил Павлович, сын Импе-ратора Павла. В 1818 г. и в 1824 г. Император Александр дважды посетил Чуфут-Кале и духовную столицу караимского народа г. Евпаторию, он был почетным гостем у знатных людей, в частности у Хаджи Ага Бобовича, который тогда был городским головой, а с 1837 г.-духовным главой караимов. В 1837 г. приезжал Император Николай І с семьей в сопровождении Великого Князя Константина Николаевича.

В 1841 году Великая Княгиня Мария Николаевна посетила Чуфут-Кале вместе с Великой Княгиней Марией Михайловной В 1851 и 1854 гг. исторические места посетили Великие Князья Константин Николаевич и Михаил Николаевич, а во время Крьмской войны в 1856 г. здесь снова побывал Константин Николаевич. В 1858 г., находясь в России, принц прусский Альбрехт не мог проехать мимо крепости Чуфут-Кале. Император Александр II в первый раз побывал здесь со своим отцом в 1837 г. и вновь прибыл в 1861 году вместе с супругой Императрицей Марией Александровной, которой караимки преподнесли полный подвенечный наряд невесты. Впоследствии этот подарок она передала в Дашковский зтнографический музей в Москве.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Оформление теоретических подходов к общественному и частному призрению
Становление государственной системы помощи и поддержки нуждающихся со второй половины XVII – первой половины XIX вв. связано с основными геополитическими и общественными тенденциями: образованием империи, секуляризацией монастырских земель, оформлением гражданского общества. Российская империя складывалась как многонациональное государс ...

Глава седьмая О Верховном Суде Союза Советских Социалистических Республик
43. В целях утверждения революционной законности на территории Союза Советских Социалистических Республик, при Центральном Исполнительном Комитете Союза Советских Социалистических Республик учреждается Верховный Суд, к компетенции которого относятся: а) дача верховным судам союзных республик руководящих разъяснений по вопросам общесоюз ...

Политические симпатии Аристофана. Внутренняя политика.
Из комедий Аристофана явствует, что к современному ему политическому строю он относился отрицательно. Этим строем в то время была радикальная демократия. С.И. Соболевский, однако, отмечает, что это не личное его воззрение: “все авторы Древней комедии держались этого мнения”[3]. С тоской Аристофан смотрит в прошлое, на “Афины, дивные, мн ...